1. This is Default Slide Title

    You can completely customize Slide Background Image, Title, Text, Link URL and Text.

    Read more
  2. This is Default Slide Title

    You can completely customize Slide Background Image, Title, Text, Link URL and Text.

    Read more
  3. This is Default Slide Title

    You can completely customize Slide Background Image, Title, Text, Link URL and Text.

    Read more

Судьба и грехи России (комплект из 2 книг) Г. П. Федотов

У нас вы можете скачать книгу Судьба и грехи России (комплект из 2 книг) Г. П. Федотов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

В поддержку Федотова выступили студенты института, боявшиеся, что Федотов уйдет. Но правление не хотело его уволить, однако свое порицание подтвердило вторичным постановлением. Оставаться в институте Федотову стало невыносимо. Хотя имя Федотова хорошо известно, работу в американских университетах ему было получить сложно. Но сердечная болезнь подрывала его силы. A Treasury of Russian Spirituality. Федотов оставил более трехсот статей самого разнообразного содержания.

На Западе они получили заслуженное признание и по сей день вызывают живой интерес, собираются и переиздаются 1. Федотова в скупых штрихах внешней биографии. Это жизнь, рассеченная мечом революции. Правда, одна особенность сразу бросается в глаза: Бердяев, С, Булгаков и П. Здесь мы стоим не только перед личиной судьбы мыслителя, но и перед лицом его личности.

Личность всегда тайна, трудно прозреть ее даже сквозь щель творческого самовыражения. Но нам важна не эмпирическая личность, а личность, проецируемая на план культуры. Однако психологический контур ее должен быть отмечен. Все тексты Федотова звучат в контексте молчания. Здесь не пассивная молчаливость созерцателя, но активная молчаливость слушателя. Можно наметить еще одно измерение духовной личности Федотова — почвенный идеализм.

Федотов вышел из русской интеллигенции, не утратил с ней связи, сохранил ее нравственные заветы. Но он в известном смысле преодолел интеллигентский тип на путях религиозной культуры. Paris, ; Он же. Россия, Европа и мы. Декадентская идеология во всех видах, оттенках, изгибах и изломах психологически чужда Федотову, к тому же ранняя академическая аскеза историка уберегла его от эстетического искуса художника.

Революция много отняла, безжалостно очистила и опустошила души. Здесь нервный узел его миросозерцания,. Это понятие завещано самой культурой, хранимо всей историей.

Вне культуры все — будь то искусство, политика, религия — теряет человеческий смысл: Человек немыслим вне культуры как человек. В теме истории с проблемой культуры неразрывно связан у Федотова образ человека. Человек является первой и необходимой предпосылкой культуры. Лики времен Федотов прозревает в лицах людей.

Но в эту абстрактную формулу подставляется одна конкретная величина — Россия. Свой первый теоретический шаг Федотов делает как историк-медиевист. Августина по его переписке 1. Знаменателен и способ, каким Федотов выражает свои наблюдения: Поскольку Ренессанс связан с возрождением личности в самом широком смысле слова, постольку Федотов ищет следы и симптомы личностного самосознания в глубине средневековья. Главное, что он оттуда выносит, — это идеалы гуманизма. Масштабом гуманизма Федотов будет мерить и Россию.

Под гуманизмом же он понимал только одно: У Федотова мы можем почувствовать культурную тоску по гуманизму. Методология познания средневековой истории через анализ самосознания культуры привела Федотова к специфической постановке ряда. Однако, когда конец скоро всерьез приближается, мысль об ускорении конца невольно отодвигается. Необходимо осознать весь исторический подвиг христианской культуры, гения, святости. Но чисто теоретическое примирение двух крайних терминов не устраняет психологического затруднения: По его убеждению, норму нужно искать в соответствии установок жизни личной и социально-исторической.

Но такая эсхатология несовместима с социальным служением. Федорова об условном значении пророчеств. Пророчество не есть откровение фатальной предопределенности.

В истолковании Федотова эта мысль находит углубленное применение. Если всякое пророчество есть обещание или угроза, то Апокалипсис одновременно и угроза, и утешение: В божественном замысле истории, в самом составе ее содержится человеческая свобода, которая сообщает истории непредвиденность. Для Федотова обе эти концепции вероятны, но надежда и любовь склоняют его ко второй. Все творческие усилия людей не пропадают, все сотворенное людьми воскресает, преображается и складывается, как камни, в стены вечного Града.

Федотов отбрасывает его как богословски порочный и приходит к выводу: Любящее евангельское сознание согласиться на это не может, оно может склониться перед трагической неизбежностью конца, но не молиться о его ускорении. Поэтому Федотов, желая сочетать оправдание общего дела с упованием общего спасения, принимает эсхатологию условных пророчеств.

Но и здесь он осторожно допускает лишь возможность оптимистического конца. Однако не ко всем, кто искал Нового Града, Федотов готов был присоединиться. Он прокладывал свой путь. И на этом пути первым вопросом для Федотова стал социальный вопрос. В этом он и видел всю трудность и особенность современной социальной проблемы. В политической сфере Федотов защищает против фашизма и коммунизма свободу личности и прежде всего свободу духа.

Он постоянно подвергался критике и слева, и справа 1. Весь комплекс социальных, политических и национальных проблем группируется в сознании Федотова вокруг оси Запад — Россия — Восток. Но самые заветные мысли он отдает России. С болью и надеждой Федотов всматривается в трудно уловимое издалека, но всегда близкое лицо России. В те роковые годы Федотов открывает за агонией России другую катастрофу.

Две животрепещущие для него темы сплелись в единой судьбе: Федотов сознает себя ищущим, но еще не обретшим. Его поиск определяет требование: Федотов пытается выработать русское самосознание социализма. Связующее начало этого самосознания — любовь. Однако самосознаваемая любовь требует отчета в том, что любимо. У Федотова портрет России есть прежде всего пейзаж, линии ландшафта и воздух родных полей и лесов.

Лицо России в душе неразрывно слито с убогой, но милой родиной, с родной землей. Действительно, Запад помог открыть в начале XX века русскую красоту, и у русского мыслителя — европейское виденье божественного лика России, Федотов утверждает мировое значение трагической истории великой страны тогда, когда она наиболее ущерблена и изувечена.

Более того, он убежден, что эту историю предстоит написать заново. Так наносится первый эскиз образа России, который Федотов в дальнейшем только уточнял и детализировал. Где же прообраз этого образа — подлинное лицо России? Оно в кроткой мудрости души народной.

В сияющей новгородской иконе, в синих главах угличских церквей. В воле Великого Новгорода и художественном подвиге его. В дикой воле казачества, раздвинувшего межи для крестьянской сохи до Тихого океана.

В гении Петра и нечеловеческом труде его, со всей семьей орлов восемнадцатого века, создавших из царства Московского державу Российскую. Оно в бесчисленных мучениках, павших за свободу, от Радищева и декабристов до безымянных святых могил 23 марта года.

Эта длинная цитата есть краткий конспект всех текстов Федотова о России. Пунктиром обозначен контрапункт русской истории.

Но революция провела резкую грань между ее прошлым и будущим. Революция уничтожила многие наивности XIX века, обнажив целину русской истории для новой работы. Русская эмиграция должна была самоопределиться в русской культуре. Многими эмиграция болезненно переживалась как явное несчастье. Речь идет не об эмигрантском самодовольстве, чуждом Федотову, а об историческом призвании.

Россия нуждалась в защите. Письма о русской культуре: Эмиграция принесла себя в жертву. По мнению Федотова, понять правду изгнанничества нелегко русскому человеку, так как он привык к круговой поруке, к общей ответственности, к участию в общем грехе. С этой точки зрения те, кто остался в России, могли жить и работать только потому, что сняли с себя личную ответственность. Имеет ли смысл этот подвиг? Действительно, многие просто бежали из России, спасая свою жизнь. Личная обида часто переходила в ненависть к своему народу, в потребность отрезать себя от него.

Эта группа жила мечтой о военном походе в Россию и надеждой на мировую войну. Федотов указывает на психологические перегородки, которые мешали приблизиться к России и тогда, когда лучшая часть эмиграции отбросила грубые схемы и открыла глаза на реальный образ родины.

Федотов отмечал отчуждение даже старой интеллигенции в России от современной эмиграции: Они отказались от всякой политической активности. Это бесполезные и безвредные клубы ветеранов. Будущее этих направлений, по мнению Федотова, зависимо от обретения ими трезвой любви к России. В целом, не в политической активности видел Федотов заслугу эмиграции, ее призвание, оправдание и дар России. Ум и сердце мыслителя принадлежат делу культуры. В сфере культуры он нашел подлинные достижения и внутреннее оправдание русской эмиграции.

Одну из причин культурной пустыни вокруг носителей сознания русской эмиграции Федотов видел в ее социальном составе. Они творчески продолжили, развивая и углубляя, традицию, прерванную революцией: Были поставлены новые проблемы. Революция вызвала сильнейшую реакцию. Однако русская реакционная эмиграция имела. Дар свободы был правом изгнанника. Революция перевернула Россию, революция не могла и не перевернуть представления об ее истории. Федотов имел полное право утверждать: Освобождению от старых схем должен предшествовать анализ этих схем.

Его подход к научным канонам национальной истории есть опыт переплавки устойчивых стереотипов в материал для новых конструкций. Костомаров не имел достаточно силы, чтобы стать новым, революционным Карамзиным. На месте былого форума образовалось пустое место Отсюда и чуждость дворянской традиции Империи. Проблематика славянофилов и западников была преждевременно сдана в архив.

Трагическая тема этого спора врывается в конце XIX века в эпоху ренессанса века XX, с особенной силой звучит она для Федотова и его современников. Западничество, утрачивая свою идейность, овладевает историческим сознанием.

В оценке Федотова, Ключевский по-новому подходит к истории учреждений, иначе, чем западники, ставит тему государственно-правовую.

Но размежевание с юристами, как пишет Федотов, не только не обогатило русскую историю, но и оставило в ней отрицательный след: Однако этот экономизм особого рода — почвенный и органичный. Чтобы осуществить этот замысел и не впасть ни в гегельянский идеализм, ни в экономический детерминизм, Ключевский пожертвовал в своем общем курсе темой духовной жизни. От схематизма и бездушия в изображении истории Ключевского спасал художник.

Посмотреть другие готовые работы. Посмотреть другие результаты поиска. Спасибо, ваше сообщение отправлено В ближайшее время мы пришлем сообщение с ценой и возможными сроками выполнения заказа. Заказать работу Обсудить цену и условия.

Отзывы , авторы , цены и гарантии. Федотова - исследуются причины чудовищной революции, последствия которой еще долго будут сказываться на судьбе России. Современные тенденции смертности в мире и в России сравнительный анализ Естествознание. Этический кодекс государственного служащего Государственное и муниципальное управление. Фондовая биржа механизм функционирования, основные операции, специфика зарубежных стран и России Финансы, денежное обращение и кредит.

Курсовая работа 32 стр. Регулирование малого бизнеса в России Государственное и муниципальное управление.

Categories: (комплект