1. This is Default Slide Title

    You can completely customize Slide Background Image, Title, Text, Link URL and Text.

    Read more
  2. This is Default Slide Title

    You can completely customize Slide Background Image, Title, Text, Link URL and Text.

    Read more
  3. This is Default Slide Title

    You can completely customize Slide Background Image, Title, Text, Link URL and Text.

    Read more

Писатель и самоубийство. Энциклопедия литературицида (комплект из 2 книг) Григорий Чхартишвили

У нас вы можете скачать книгу Писатель и самоубийство. Энциклопедия литературицида (комплект из 2 книг) Григорий Чхартишвили в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Попробуйте, в случае отказа - прокоментируйте или нажмите на "Позвать скачавших". Нажмите чтобы закрыть спойлер: Поделитесь в социальных сетях. Мы благодарны этим людям в поддержке сайта:. Попади и ты в этот блок, поставь оценку 5 и получи MB к отдаче: Войти на сайт сейчас.

Григорий Чхартишвили - Писатель и самоубийство. Немецкие философы убивали себя, глубоко проникнув в суть учения и решая непременно тут же провести его в жизнь, то есть от излишней дисциплины. Если мне какой-то философ аргументированно доказал, что жизнь бессмысленна и бесцельна, то надо ее тут же прекратить.

Русских, по мнению автора, от суицида в этом случае избавляло чувство юмора: Я даже вполне поверил. Ну, теперь пойду, посплю немного, да поеду на званый ужин, буду там всех убеждать в бесцельности жизни, наверное, очень популярен у дам окажусь.

Но, на самом деле, проводить разделение среди европейских национальностей не так легко и не так интересно, очень смазана грань. Совсем другое дело, если взяться за Восток и Азию. Индийские самосожжения жен были введены в культ, правда далеко не всегда являясь самоубийствами, так что мне хочется сразу перепрыгнуть в Японию. Вот страна, где самоубийство введено в культ. Со средних веков невыполнение даже пустячного приказа господина - несмываемый позор, и избавление от него одно - сеппука.

Все мировоззрение жителей устремлено не на то, чтобы бояться смерти, а на то, чтобы стремиться к ней, правда, исполнив свой долг в текущей жизни надлежащим образом. Все-таки хорошее верование - буддизм, когда тебе как кошке предстоит 9 жизней можно не слишком заботиться об очередной смерти. Так что у Японцев остро стояла проблема не как отправить воинов на самоубийственное задание, а как заставить воинов дожить до него, не перерезав себе глотки исключительно в поисках нирваны.

Для чего и было написано множество законов, а позволение на сеппуку надо было выспрашивать у господина лично. Кстати, тоталитарное государство вообще склонно поглощать личность, растворять ее в коллективе, а следовательно самопожертвование ради жизни коллектива выходит на первый план, отсюда и камикадзе, да и наши советские тараны.

Зато военное время, как ни странно, склонно уменьшать число самоубийств. Как будто в человеке срабатывает какая-то пружинка противодействия. Те же, кто был готов покончить с собой исключительно от сплина, во время гражданской начинают изо всех сил цепляться за жизнь.

Вообщем, вся первая часть книги посвящена подобной теории. Что оказалось довольно интересным. Далее нас познакомят с различными способами и даже подкинут справочную литературу. И в конце мы перейдем на личности: Там будет немало интересных историй, в частности, Юкио Мисима.

Но мы уже поняли, что японцев в этом превзойти сложно. Будет и ряд незнакомых малоизвестных фамилий. Акцент вообще сделан на зарубежных авторов. Есть немного о Цветаевой, о Маяковском, но мне ожидалось, что на них остановятся чуть больше. Как доклад, раскрывающий тему, книга хорошо проработана.

Приятно встречать и лёгкий юморок автора, однако не скатывающийся в цинизм. Но тема мне не близка, так что за душу книга не взяла. Суицид и самоубийца противоречивы, равно как и отношение к ним общества. С одной стороны, они вызывают недоумение, ужас и содрогание, но с другой стороны порой мелькают уважение и некая доля восхищения последней волей и упорством, с которым намерение воплощается, пусть даже это намерение деструктивно. Людям подчас не хватает решительности, чтобы уйти с надоевшей работы или расстаться с пьюще-бьющим или просто нелюбимым супругом, а тут человек сам себе заколачивает гвозди в голову или режет горло тупым ножом.

Первая часть книги — обзорная, и посвящена социокультурному, историческому, религиозному аспектам. Автор неоднократно обращается к Дюркгейму — основоположнику суицидологии, первому, кто попробовал вывести закономерности разных самоубийств.

Зато, на мой взгляд, незаслуженно позабыт Шнейдман — один из главных исследователей суицида последнего времени.

Пользуясь случаем, порекламирую Суицидологию Моховикова, много любопытных текстов разных времен и разных наук на тему суицида плюс художественные тексты. Именно этот сборник познакомил, а потом и Писатель и самоубийство напомнил мне рассказ Юкио Мисимы про харакири.

Ох, уж этот великолепный пассаж про "жизнерадостно выскальзывающие кишки", как я его "люблю". Во второй части Чхартишвили переходит к феномену самоубийства непосредственно в писательской среде. Автор субъективен в своем исследовании, это достаточно заметно и одновременно является для книги и плюсом, и минусом. Информация подана доступно и интересно, Чхартишвили озвучивает и свою точку зрения на многие философские и общественные утверждения, а это приятно, когда автор ставит своей целью не только сделать обзор, но и прийти к определенным выводам и порассуждать на тему.

Хотя слишком частое упоминание о тонкой душевной организации писателей, превознесение их над всеми остальными творческими и нетворческими людьми в итоге надоедает. Я согласна, что они остро переживают события, что они впечатлительны, но сколько впечатлительных и чувствительных людей покончили с собой, а мы о них просто не знаем, потому что они не писатели? Впрочем, это нисколько не умаляет ценности книги. Довольно поверхностная с точки зрения психологии книга.

Зато основательная энциклопедия по более-менее знаменитым писателям-самоубийцам. Наконец, уточнение о "быстром" лишении себя жизни понадобилось для того, чтобы отделить суицид от суицидального поведения, которому подвержено большинство людей, ибо современная суицидология относит сюда и выбор сопряженной с риском профессии гонщик, альпинист, полицейский, военный , и наркоманию, и алкоголизм, и курение, и даже несоблюдение диеты.

Все эти люди процентов этак девяносто от населения планеты совершают медленное самоубийство, отлично зная, что гоночные машины разбиваются, капля никотина убивает лошадь, пьянство приводит к циррозу, соль - это "белая смерть", а холестерин - эвфемизм для чаши с цикутой. Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Эта версия книги устарела.

Рекомендуем перейти на новый вариант книги! Цвет фона Цвет шрифта. Акунин Борис Чхартишвили Григорий Писатель и самоубийство. История вопроса Раздел 2: Как у людей Раздел 2: Жан-Поль Сартр Если теория эволюции верна и человек действительно произошел от обезьяны или какого-то доисторического прачеловека, не вполне ясно, в какой именно момент была преодолена черта, отделяющая один из видов млекопитающих от "высшей ступени живых организмов". Когда же все-таки человек стал человеком?

Так у человека впервые возникло представление о свободе, и он стал человеком. Более лаконично ту же дефиницию излагает современный суицидолог Морис Фарбер: Здесь существенен каждый из трех компонентов. Перейти к описанию Следующая страница.

Categories: (комплект