1. This is Default Slide Title

    You can completely customize Slide Background Image, Title, Text, Link URL and Text.

    Read more
  2. This is Default Slide Title

    You can completely customize Slide Background Image, Title, Text, Link URL and Text.

    Read more
  3. This is Default Slide Title

    You can completely customize Slide Background Image, Title, Text, Link URL and Text.

    Read more

1001 секрет телемастера. Книга 3 М. Г. Рязанов

Основная особенность в том, что эти секреты не выдуманы и не "взяты с потолка", как это часто бывает при написании подобных книг. Дефекты реально присутствовали в аппаратах, поступивших на ремонт частным мастерам и в авторизированные сервисные центры по всей России и за рубежом. Описаны симптомы, методы борьбы, даны рекомендации, фрагменты схем. Описан состав телевизионных шасси различных фирм, в том числе применяемые типы пультов ДУ. Книга предназначена для широкого круга телемастеров.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Добавить в избранное Форум Правила сайта "Мир Книг". Группа в Вконтакте Подписка на книги Правообладателям. Сборник произведений 19 книг Основы цифровой схемотехники Рисование для начинающих.

Оттачиваем мастерство Восточный фронт. Книга 3 2-е издание Автор: Boss от , Ремонт телевизоров Написанию данной книги предшествовал большой поток электронных писем на сайт автора книги от радиолюбителей и профессионалов со всего мира с просьбой помочь решить проблемы с ремонтом. На сайте была открыта рубрика "Секреты ремонта" с постоянным обновлением материалов, а также форум, где можно задать вопрос или обменяться мнением с коллегами.

Основная особенность в том, что эти секреты не выдуманы и не "взяты с потолка", как это часто бывает при написании подобных книг. Дефекты реально присутствовали в аппаратах, поступивших на ремонт частным мастерам и в авторизированные сервисные центры по всей России и за рубежом.

Описаны симптомы, методы борьбы, даны рекомендации, фрагменты схем. Описан состав телевизионных шасси различных фирм, в том числе применяемые типы пультов ДУ.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Categories: Книга

Эфир Отечества. Создатели и звезды отечественного телевидения о себе и своей работе. Книга 1

Мы долго обсуждали наше совместное сотрудничество? Возврат в этих графах не учитывается. Стали над рекой кружиться, ушел бы ты куда ни на есть, Лилия. Нет спокойной жизни попаданцу обыкновенному.

Categories: Книга

Тайна Щербатой. Книга 1. Предназначение Эрин Хантер

Орешек напрашивается на взбучку, так пусть получит ее один, а тебя с собой не тащит! Мама с нас глаз не спускает, погляди! Так и есть, Солнцецветик то и дело поднимала голову от еды и зорко поглядывала на котят. Однажды, когда после дождя на поляне стояли лужи, Щербиночка заглянула в одну и с восторгом убедилась, что видит там крохотную Солнцецветик. Пусть лапки у нее не рыжие, как у мамы, а серенькие, но главное, что у нее та же широкая плоская мордочка, короткий носик и широко расставленные янтарные глаза!

У меня будет много-много котят, и я их всех выращу настоящими воинами племени Теней! Орешек, ты в ежевике валялся? А ты, Калинушка, взгляни на свою грудку! Ну-ка, вылижитесь, да побыстрее! Калинушка с веселым урчанием принялась приглаживать язычком свою взъерошенную грудку, но Орешек сердито вырвался, когда Щербиночка попыталась вычесать когтями несуществующие колючки из его шерстки.

А теперь послушайте меня, котята. Сейчас мы с вами будем учиться ловить лягушек. Самое главное — они ужасно прыгучие! Я буду лучшей… — Щербиночка осеклась, заметив Кедрозвезда, вышедшего из своей палатки под дубом.

Племя Теней быстро собиралось на поляне. Целительница Полынница тихо вышла из своей палатки под скалой и села у подножия, устремив взгляд на предводителя. Серая Дождевушка, ожидающая котят, медленно выбралась из детской и, с трудом волоча свой тяжелый живот, побрела к воинской палатке, откуда выскочил ее друг Жабоход.

Следом за Жабоходом семенила его ученица Золинка. Еще двое оруженосцев, Саламандрочка и Лягушонок, прекратили свою возню, торопливо отряхнулись и сели рядышком, приготовившись слушать. Вранохвостая, Хитроглазый и Остроцветик гурьбой выбежали из палатки воинов. Наконец из детской вышли Клочишка и Паленыш, в сопровождении гордой Вихренницы. Оба котенка, обычно взъерошенные и грязные, теперь были тщательно вылизаны и вышагивали с такой гордостью, словно шли не по хвое, а по звездам.

Щербиночка поерзала, пытаясь устроиться поудобнее. Заднюю лапу вдруг отчего-то страшно закололо, как будто она наступила на колючку. Она обернулась и задрала ногу, чтобы внимательно осмотреть подушечку. Щербиночка поняла, что все племя смотрит на нее. Ей захотелось провалиться сквозь землю от стыда. Лапа все равно болела, но Щербиночка стиснула зубы и попыталась не обращать внимания. Сегодня у нас праздник — в племени появятся новые оруженосцы!

Клочишке и Паленышу исполнилось шесть лун, а значит, им пришло время начать обучение. Радостный шепот облетел толпу, коты ласково смотрели на котят, но Щербиночка услышала, как Жабоход негромко шепнул на ухо Хитроглазому:. Щербиночка ощетинилась, но Клочишка и Паленыш, похоже, не услышали обидных слов воина. Они во все глаза смотрели на предводителя, их коротенькие хвостики подрагивали от волнения. При взгляде на них у Щербиночки даже дыхание перехватило — ишь как распушились, того и гляди, лопнут от гордости!

Я рассчитываю, что ты передашь ему свои воинские навыки и свою преданность племени. Когда наставник со своим новым оруженосцем вернулись в толпу, Кедрозвезд подозвал к себе Паленыша. Глаза щуплой черной кошки просияли, она торопливо подбежала к Паленолапому и ткнулась носом в его нос.

Вот и прекрасно, теперь она может с чистым сердцем промолчать! Клочок не дождется от нее поздравлений! Когда собрание закончилось, Щербиночка с облегчением плюхнулась на бок и вытянула перед носом заднюю лапу, чтобы как следует разглядеть пораненную подушечку.

Боль не утихала, но, сколько Щербиночка ни всматривалась, сколько ни вылизывала больное место, ей так и не удалось найти ни малейших следов занозы. Устало вздохнув, она села и увидела, что Орляк и Вранохвостая уже ведут своих оруженосцев к выходу из лагеря.

Но лапа у нее разболелась так сильно, что она и шагу не могла ступить. Может, ей стоило заглянуть в палатку к Полыннице? Но когда Щербиночка встала и на трех лапах захромала в сторону скалы, в лагерь вбежал патруль. Впереди спешили Глиняшка и Мышекрыл, оба несли в зубах по мыши. Крапивка шла следом, волоча по земле огромную белку, размером почти с себя. Оленуха, одна из самых старых воительниц, поймала дрозда. Последним в лагерь вошла молоденькая палевая кошка по имени Ящерка.

Она хромала на трех лапах и тихонько поскуливала от боли. Теперь меня туда и бельчатиной не заманишь! Щербиночка терпеливо дождалась, когда воительница выйдет обратно. На этот раз Ящерка заметно повеселела и ступала гораздо увереннее.

Щербиночка робко шагнула к входу, приготовившись рассказать целительнице о невидимой занозе в своей лапе, но как только она со всей осторожностью уперлась задней лапой в землю, как сразу же поняла, что боль исчезла. Наверное, колючка сама выпала! Щербиночка огляделась по сторонам, поискала в траве, но нигде не было видно ничего острого. Щербиночка повернулась и увидела, что брат с сестрой стоят возле расколотого пня, торчавшего неподалеку от палатки старейшин.

С наступлением Юных Листьев старый ствол вдруг ожил и выбросил несколько свежих веток, превративших уродливый пень в уютную пещерку, затененную листвой. Нужно скорее выгнать их из нашего лагеря!

В первый миг Щербиночка поверила, что под пнем и впрямь притаилась настоящая злющая лиса. Ее шерсть встала дыбом, сердце забилось от страха. Но потом она поняла, что это просто новая игра — да какая замечательная! Щербиночка даже попятилась от страха — эта огненно-золотая кошка на миг показалась ей настоящим лисенком! Она бросилась на Сребросветицу и подпрыгнула, пытаясь ухватиться за шерсть старой кошки.

Но Сребросветица легонько отбросила ее мягкой лапой с втянутыми когтями. Старые кошки выкатились на поляну, Щербиночка вскарабкалась на Сребросветицу и замолотила лапами по ее мягкому животу. Потом она села, отряхнулась и тяжело вздохнула. Твое племя будет тобой гордиться! И коты, и барсуки, и все-все-все! Красавица для зверя ЛП. Невеста твоего брата СИ. Особенная для двоих ЛП. Красная Шапочка и Серый Волк: Вакансия на должность жены СИ.

Светлое чудо для темного мага СИ. Планета мужчин или Пенсионерки на выданье СИ. Охраняя свое наваждение ЛП. Удел драконьей жрицы СИ. Перемены к лучшему ЛП. Захваченная инопланетным дикарем ЛП. При использовании текстов библиотеки ссылка обязательна: Назад к карточке книги. Назад к карточке книги "Тайна Щербатой.

Почитать похожее на эту книгу. Новелла о туманном лодочнике Автор: Правда о привидениях Автор: На веки вечные ЛП Автор: Сказки Красной Шапочки Автор: Перед своей смертью мама полюбила меня Автор: Популярные книги за неделю. Он - избалованный сын богатых родителей. Ему нужна фиктивная жена, чтобы отделаться от брака с…. Однажды вкусив её сладкую девственную невинность, я потерял над собой контроль Максим — старший из двух братьев в семье.

Привлекательный, мужественный и сильный, в то же время он…. В два раза больше страсти. В два раза больше удовольствия. Дэмиан и я любим делиться. Тысячелетие назад Великий Туман разделил наш мир на цивилизованную Конфедерацию и дикие фьорды. В преддверии праздника хочется чего-то сказочного…Короткая история любви. Последнее, что Кора Брантон хотела - внимание своего нового босса. Я имела достаточно на своем…. Ради семьи мы готовы на всё. Ради сохранения жизни близких на ещё большее.

В связи с возникновением срочной необходимости, Его Величество Король Ларитании Сигизмунд объявляет…. Разве ожидала я, обычная студентка, привычная к повышенному вниманию мужского пола, что в мою жизнь…. Если у тебя она есть — семья… А если те, кого ты…. Считаете, что темных стоит бояться? Да вы просто не встречали светлую фею! А вот темному магу,…. Привет тебе, любитель чтения. Не советуем тебе открывать "Тайна Щербатой. Предназначение" Хантер Эрин утром перед выходом на работу, можешь существенно опоздать.

Обильное количество метафор, которые повсеместно использованы в тексте, сделали сюжет живым и сочным. Кажется невероятным, но совершенно отчетливо и в высшей степени успешно передано словами неуловимое, волшебное, редчайшее и крайне доброе настроение.

Сюжет разворачивается в живописном месте, которое легко ложится в основу и становится практически родным и словно, знакомым с детства. Положительная загадочность висит над сюжетом, но слово за словом она выводится в потрясающе интересную картину, понятную для всех.

Произведение, благодаря мастерскому перу автора, наполнено тонкими и живыми психологическими портретами. Актуальность проблематики, взятой за основу, можно отнести к разряду вечных, ведь пока есть люди их взаимоотношения всегда будут сложными и многообразными. В процессе чтения появляются отдельные домыслы и догадки, но связать все воедино невозможно, и лишь в конце все становится и на свои места. В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству.

Очевидно-то, что актуальность не теряется с годами, и на такой доброй морали строится мир и в наши дни, и в былые времена, и в будущих эпохах и цивилизациях. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы "видишь" происходящее своими глазами.

Categories: Книга

Книга тайн. Наука медитации. Часть 2 Ошо

Они все время движутся, от А к В, от В к С. Движение — их природа. Точно так же, как текут реки — движение в самой их природе. И именно благодаря этому движению они такие живые! Движение также есть жизнь. Движение невозможно прекратить, но можно остановить взгляд. Вы можете остановить взгляд на одной фиксированной точке — на точке на стене. Вы можете неотрывно смотреть в одну точку и заставить глаза остановиться.

Но движение в самой их природе. Может быть, они не будут двигаться от А к В, потому что вы удерживаете их в точке А, но тогда произойдет очень странное явление…. Движение неизбежно должно быть, такова их природа.

Если вы не позволяете взгляду двигаться от А к В, он начнет двигаться снаружи внутрь. Либо глаза будут двигаться от А к В, либо, если вы не допускаете это внешнее движение, они будут двигаться внутрь. Движение в их природе, и им нужно двигаться. Если вы вдруг остановите их, они начнут двигаться внутрь.

Таким образом, существуют две возможности движения глаз. Первая — от объекта А к объекту В, это внешнее движение. Так обычно происходит в жизни. Но есть и другая возможность, которая используется в тантре и йоге: Тогда глаза перескакивают с внешнего объекта к внутреннему существу — они начинают двигаться внутрь.

Но просто закрыть глаза мало. Надо закрыть их полностью, совершенно, то есть прекратить всякое движение, иначе глаза будут продолжать видеть что-то, относящееся к внешнему миру. Даже с закрытыми глазами вы можете продолжать что-то видеть — какие-то образы.

Настоящих предметов нет, но перед вашим взором начинают проплывать образы, идеи, накопленные воспоминания. Они также приходят извне, так что ваши глаза пока закрыты не полностью.

Полностью закрыть глаза — это значит не видеть ничего. Вы можете закрыть глаза; это легко, все это делают. Вы закрываете глаза каждую ночь, но при этом ваша внутренняя природа не открывается вам. Закройте глаза так, чтобы не было видно совершенно ничего — никаких внешних объектов, никаких внутренних образов внешних объектов, только пустая темнота, как будто вы внезапно ослепли. И ослепли не только в отношении реального мира, но и в отношении мира грез, видений.

Это приходит с практикой. Потребуется долгое время, сразу это не получится. Нужна будет долгая тренировка. Когда у вас будет время, когда вы почувствуете, что вам ничего не мешает, закройте глаза и прекратите внутри всякое движение.

Не допускайте никаких движений. Не давайте глазам двигаться. Не делайте ничего; просто будьте. И однажды вы осознаете, что смотрите внутрь себя. И вы можете войти в него, войти в эту комнату и смотреть, стоя в этой комнате.

Теперь вы видите дом изнутри. Когда вы осматриваете дом снаружи, вы видите стены, но только с одной стороны, только с внешней стороны. Когда вы входите внутрь, стены те же самые, но теперь вы видите их с внутренней стороны. Вы видели свое тело только снаружи. Вы видели свое тело в зеркале, вы видели снаружи свои руки. Но вы не знаете, каково тело изнутри. Вы никогда не входили в самого себя, вы никогда не оказывались в центре своего тела и существа, чтобы оглядеть все изнутри.

Эта техника помогает заглянуть внутрь. И это трансформирует все ваше сознание, все ваше существование — потому что, если вам удастся посмотреть изнутри, вы тут же станете отдельны от мира.

Когда вам удается посмотреть изнутри, смотрящий становится отличен, не тождествен тому, на что он смотрит. И тогда вы можете перемещать сознание по всему телу, от кончиков пальцев ног до головы, тогда вы можете осмотреть свое тело изнутри. А если вы можете смотреть изнутри и перемещаться внутри, совсем нетрудно выйти из тела наружу.

Как только вы обретаете способность перемещаться, как только вы понимаете, что отдельны от тела, вы освобождаетесь от долгого рабства. Теперь сила гравитации не властна над вами; теперь вас ничто не связывает.

Теперь вы абсолютно свободны. Вы можете выйти из тела; вы можете выходить и входить. Теперь ваше тело становится только жилищем. Закрыв глаза, подробно рассмотрите свое внутреннее существо, войдите поочередно во все конечности.

Войдите в палец ноги. Забудьте все остальное тело: Побудьте там и осмотритесь. Потом войдите в ноги, поднимитесь вверх, войдите в каждую часть тела. Тогда ваше тело станет таким чувствительным проводником, что вы не можете себе даже представить. Тогда, прикасаясь к кому-то, вы можете настолько глубоко войти в свою руку, что ваше прикосновение будет обладать трансформирующей силой.

А если вы полностью входите в какую-то часть тела, эта часть оживает — оживает настолько, что вы не представляете, что с ней происходит. Так, можно полностью войти в глаза. Если вы сможете полностью войти в свои глаза и посмотреть в глаза кому-то другому, вы проникнете в него, вы дойдете до самых его глубин. Сейчас психоаналитики пытаются проникнуть в глубины человеческой сущности с помощью психоанализа. На это уходит год, два года, три года… Это пустая трата времени. Жизнь так коротка, что если анализ психики человека занимает три года, в нем нет смысла.

И потом, никогда нельзя знать точно, завершен ли анализ. Вы продвигаетесь в темноте, на ощупь. Восточный метод использует глаза. Не нужно так долго анализировать человека. Мастер должен сделать многие вещи и первым делом — глубоко войти в вас, проникнуть в ваши потаенные, темные уголки, которые неизвестны вам самим. Но если он скажет вам, что в вас что-то скрыто, вы ему не поверите.

Как вы можете поверить? Вы этого не осознаете. Вы знаете только часть ума — очень небольшой фрагмент, который составляет лишь верхний слой, первый слой. За первым слоем скрыты еще девять слоев, о которых вы ничего не знаете, но в них можно проникнуть через глаза. Закройте глаза, подробно рассмотрите свое внутреннее существо.

Первая часть техники заключается в том, чтобы рассмотреть свое тело изнутри — из вашего внутреннего центра. Оставайтесь там и осмотритесь. Вы будете отдельны от тела, потому что тот, кто смотрит, не может быть одновременно тем, на что он смотрит. Наблюдатель отделен от объекта. Если вам удастся полностью рассмотреть свое тело изнутри, вы никогда уже не впадете в иллюзию, что вы тело.

Тогда вы будете отличны — полностью отличны от тела: Тогда вы сможете двигаться; тогда вы будете двигаться свободно. Освободившись от тела, освободившись от отождествления с телом, вы будете свободно двигаться. Тогда можно будет войти в ум — в его глубину. Тогда можно будет войти в эти девять слоев, которые находятся внутри и остаются вне сознания. Это внутренняя полость, внутреннее пространство ума. Если вы войдете в это пространство, вы будете отдельны также и от ума.

Тогда вы поймете, что ум также является объектом, на который можно смотреть, и что тот, кто входит в этот ум, опять же отделен и отличен от него. Это как раз и подразумевается под словами: И в тело, и в ум можно войти и рассмотреть их изнутри.

Тогда вы просто свидетель, и в этого свидетеля уже нельзя проникнуть. Вот почему он является вашим внутренним ядром: Свидетелем является тот, кто свидетельствует.

Но за пределами ума есть точка, в которой вы просто есть. Там вы не можете разделить свое единое существование на две части — на объект и субъект. Есть только субъективность, только свидетель. Это очень и очень трудно понять с помощью интеллекта, интеллект здесь бессилен.

Вследствие этой логической трудности Чарвака — толкователь одной из самых логичных философских систем в мире — говорит, что нельзя знать самого себя; самопознание невозможно. Все, что вы знаете, не вы сами.

Вы сами — это тот, кто знает, а не то, что он знает; поэтому с точки зрения логики некорректно говорить: Как вы можете знать себя? Кто тогда будет знающим, и кто будет знаемым? Знание подразумевает дихотомию, разделение на объект и субъект, на знаемое и знающего.

Поэтому Чарвака утверждает, что, если человек говорит, что знает себя, он говорит чепуху. И с логической точки зрения они правы. Если опираться только на логику, они правы.

Но в этом и состоит таинство жизни — логика только начало, но не конец. Наступает момент, когда логика кончается, но вы не кончаетесь. Наступает момент, когда логика больше не действует, а вы все равно есть. Вот почему так трудно понять, постичь, что это значит, когда говорят, что остается только свидетель. Например, если в комнате есть светильник, вы видите вокруг много предметов. Когда светильник погашен, вокруг темно и ничего не видно.

Когда светильник зажжен, становится светло, и вы все видите. Но вы когда-нибудь замечали, что происходит? Сможете ли вы увидеть светильник и его свет, если не будет никаких предметов?

Вы не сможете увидеть свет, потому что для того, чтобы быть видимым, свет должен от чего-то отражаться. Он должен встретить на своем пути предмет. Лучи должны столкнуться с предметом и отразиться от него, тогда они достигнут ваших глаз.

Так что сначала вы видите предметы, а потом делаете заключение, что стало светло. Когда вы зажигаете светильник или свечу, вы никогда не видите свет первым.

Первыми вы видите объекты и благодаря объектам узнаете о свете. Ученые говорят, что, если объектов нет, свет нельзя увидеть. Оно кажется голубым потому, что в нем нет объектов. Лучи света не могут отразиться и дойти до ваших глаз. Если вы выйдете в открытый космос и там не будет никаких объектов, то будет темно.

Улыбка господина Хо Автор: Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю Вставка смайликов Выбор цвета Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера. Луиза Кларк приезжает в Нью-Йорк, готовая начать новую жизнь. И попадает в другой мир, в…. Однажды утром пенсионерка Александра Калинкина обнаружила, что чудесным образом….

В точке Лагранжа между Землей и Солнцем зафиксирована гравитационная аномалия. Выжившие в огненном аду битвы у мертвой реки, они ушли дальше. Скрываясь и убегая от…. Футболист национальной сборной Юрий Столешников в ответственный момент не забивает…. Сильви и Дэн — идеальная пара. В восьмую годовщину свадьбы они идут на прием к врачу и….

Что может быть проще, чем охранять живущего в Италии сына российского олигарха, которому…. Меня зовут Лютеция, но для всех я просто Лютик. Мне семнадцать лет, и как, наверное,…. В году, когда царская семья ждала решения о своей участи в печально известном доме….

О книге "Книга Тайн. Часть 2" Вы держите в руках вторую часть древнейшего трактата, содержащего медитационных техник Вигьяны Бхайравы Тантры, которые, согласно преданию, бог Шива изложил своей супруге Дэви более пяти тысяч лет назад. В этот том вошли следующие двадцать из восьмидесяти глав с й по ю.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Книга Тайн. Часть 2" Раджниш Бхагаван Шри Ошо бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине. Подборки книг Лёгкие книги для отдыха.

Categories: Книга

Книга путешественника, или Дзэн-туризм Михаил Кречмар

Бескрайняя сибирская тайга, тундра Заполярья, уссурийские широколиственные леса — вот та грандиозная сцена, где разворачивается действие турпоходов, геологических экспедиций или экстремальных и охотничьих туров.

Она о том, как человек может преодолевать невероятные на первый взгляд препятствия и путешествовать в самых суровых условиях, имея главным своим снаряжением ум, смекалку и внутреннее спокойствие. За тридцать лет походной жизни ему пришлось пережить массу невероятных приключений, выбираться из самых запутанных ситуаций и на гребной лодке, в вездеходе и просто пешком преодолевать огромные пространства. В этой книге он суммировал свой опыт и опыт своих коллег, товарищей, спутников, а также аборигенов Севера — чукчей, эскимосов, эвенов и удэгейцев, с которыми ему пришлось много общаться в своих странствиях.

Однако рекомендации автора рассчитаны не только на любителей экстремальных ситуаций. Основная их цель заключается в другом — показать, как этих ситуаций по возможности не допустить, применив минимальную смекалку.

А потому эта книга скорее не для искателей экстремальных приключений, а для тех, кто стремится в своих путешествиях их избежать. Мы не викинги, и нечего выпячивать челюсть. Мы азиаты и здесь живём.

Высшая добродетель в тундре — терпение и осторожность. Высшая дурость — лезть напролом. Только тогда ты тундровик. Эта книга — для человека, которого манит дорога, кто хочет испытать на своих плечах тяжесть маршрутного рюкзака и увидеть, как меняются пейзажи перед глазами в результате простого перебирания ногами по поверхности планеты Земля.

Она для тех, кто выбрал или выбирает себе работу лесника, охотника, охотоведа, геолога — в общем, работу, которая предполагает и длительные пешие переходы, и ночёвки под чистым небом, и высадки с катера прямо в накат на побережье дальневосточных морей, и сплавы по длинным, как жизнь скучного городского человека, северным рекам. Будучи полевым зоологом, он изучал диких северных оленей и снежных баранов, гигантских лосей и амурских тигров, дальневосточных леопардов и бурых медведей.

Впоследствии ему пришлось стать проводником охотничьих туров и организатором экспедиций. Лодочные караваны с большим количеством снаряжения преодолевают обширные наледи где-то за день. Место, где существует такая постоянная наледь, очень легко угадать, даже если к моменту вашего появления эта наледь уже совсем растаяла. На месте многолетней наледи, естественно, ничего не растёт — это просто кусок галечной или песчаной пустыни, по которой во всех направлениях бежит вода, эдакий феномен — пустыня с водой.

Расти там ничего не может по определению, ибо это место десять месяцев в году сковано панцирем льда. Перед собой вы видите открытое пространство, круглую площадь радиусом в несколько километров, на которой река выглядит, как хаотично расплетённая верёвка, волокна которой пересекаются во всех направлениях и вновь сходятся на другой стороне этой марсианской пустыни с водой, там, где вновь начинается стена тайги. И река вновь обретает своё русло. Талая вода потихоньку опускается до земли и сочится под сугробами вниз по склону, пока не достигает какой-нибудь впадины — оврага, озера или замёрзшей реки.

Здесь вода потихоньку начинает скапливаться под снегом, пропитывая всю его толщу. Попасть в такую наледь лыжнику, пешеходу или снегоходчику в это время года почти никогда не означает возможную гибель, но неприятностей можно хлебнуть сполна.

Наледи, особенно расположенные под бровками берега, могут оказаться очень глубокими — до полутора метров. Дело в том, что лёд на реке в течение зимы испытывает деформацию и к весне выглядит следующим образом — возле берегов он слегка опущен, а посередине приподнят, как мостик.

Это происходит оттого, что края ледяного панциря примёрзли к берегам, а середина уже приподнялась под напором едва заметно прибывающей воды. В этих впадинах под берегами. Но эта же надлёдная вода может уже равномерным слоем разлиться под снежным одеялом по всей поверхности льда, закрывающего реку или озеро. Такое открытие особенно неприятно для снегоходчика.

Такие скопления надлёдной воды можно обнаружить по неестественно синеватому тону снега. Но это можно сделать далеко не всегда, поэтому лучший способ избежать купания в весенней наледи остаётся прежним — объезжать или обходить все низины стороной.

Огибать, выжидать и терпеть, как советует классик северной литературы…. Среди всех титанических сил природы, с которыми путешественнику приходится сталкиваться на Севере, первенство принадлежит, без сомнения, ледоходу.

В процессе ледохода объединяются несколько основополагающих физических сил, помноженных на мощь катящейся вниз к морю речной воды. Сколько весит такой толщины ледовое поле длиной в пятьдесят метров и шириной в двадцать, если вес кубометра льда равен девятистам килограммам? Подсказываю — девятьсот тонн. И это вполне рядовое поле, каких в конце ледохода по реке идут десятки. А что вы скажете о гигантах длиной в двести метров и шириной в сто? И эти гигантские белые корабли плавно двигаются вниз по течению, иногда наталкиваясь друг на друга или врезаясь в берега, где тут же с грохотом валятся деревья, вырываются с корнем кусты и, будто вздыбленные исполинским плугом, переворачиваются кубометры земли.

Ледоход — это отнюдь не непрерывный процесс. Более того, на равнинных реках, где это явление приобретает поистине вселенский характер, он начинается далеко не вдруг. Всё начинается с очень простого и знакомого всем нам явления — распутицы.

Считается, что говорить о распутице путешественнику не имеет особого смысла. Распутица — она и есть распутица. Если она поймала тебя на тропе — сиди и жди. Тут уж проще найти или соорудить себе долговременное убежище и переждать. Но на Севере процесс таяния снега может затянуться — порой на месяц, а то и на полтора. И не у многих из нас есть возможность пережидать распутицу в какой-нибудь самодельной хижине из жердей и полиэтилена. Кроме того, надо помнить, что вслед за ней последует паводок со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Паводок, с его быстрым течением в реках горных и широким разливом в реках равнинных, с его непереходимыми ручьями и пронзительно ледяной водой. Но распутица не может полностью исключить возможность передвижения. Об этом — о способах движения во время самого тяжёлого для путешественника периода — мы и поговорим. Снег начинает таять с поверхности.

Причём, что особенно интересно, он сперва даже не столько тает, сколько возгоняется в пар под неистовыми лучами весеннего солнца. Его поверхность выглядит, как иглистая рубашка какого-нибудь невиданного инопланетного зверька. Приобретает снег такую структуру потому, что мельчайшие частицы песка или пыли а их полно в атмосфере Земли даже в самой заполярной Арктике в толще снега начинают нагреваться под палящими лучами солнца. Каждая такая пылинка является своеобразным аккумулятором тепла, и она начинает прорезать в снежной толще канал, который постепенно приобретает вид расширяющейся кверху воронки.

Первым начинает раскисать снег на южных склонах холмов, сопок, берегов рек, а также на пространствах, по которым зимой ветер нёс пыль от каких-нибудь дюн или песчаных кос. Но раскисает он постепенно — ночью стоит устойчивый минус, и эти перепады температур способствуют образованию ледяной корки — наста. Наст иногда выдерживает даже человека без лыж, а уж лыжника-то он удержит всегда.

Период настообразования чётко подсказывает путнику, что пора валить к ближайшему жилью — на реализацию этой идеи остаются считанные дни, может быть, один-два. Поверхность тающего снега даже в морозные ночи начинает полноценно подмерзать где-то глубоко за полночь. Так они используют по максимуму все предоставляемые настом возможности. Так что в распоряжении ходока около шести-восьми часов полноценного времени лыжного хода.

Кстати, в раннюю распутицу вполне эффективными оказываются и пресловутые канадские снегоступы. Но ночные заморозки в этот период недолги. Полная распутица характеризуется тем, что снег превращается в пропитанную водой кашу, которая не держит человека вообще — ни на своей поверхности, ни даже своей вязкостью. А ведь температура воздуха в это время держится вокруг нулевой отметки, да и сам мокрый снег имеет именно ноль градусов по Цельсию. Однако даже здесь возможны некоторые варианты движения в нужном вам направлении — просто надо найти оттаявшие участки земли.

А это не так уж трудно. В этот наиболее катастрофический для ходока период даже в сплошь заполненных снегом долинах рек оттаивают уже довольно большие пространства. Как правило, это береговые бровки и пляжи.

Передвигаясь только лишь по ним. Ситуация усугубляется ещё и тем. С другой стороны, снеготаяние продолжается, лето приближается неумолимо, и с каждым даже не днём, а часом от снега освобождаются всё новые и новые участки земли. Не надо быть особо сообразительным, чтобы понять — распутица не самое удачное время для путешествий…. В начале снеготаяния вода, которая собирается с огромных площадей, скапливается на поверхности рек. Сперва она заливает лёд сверху — это происходит потому, что ледяной панцирь реки приморожен к берегам реки своими краями.

Но вода просачивается под него по многочисленным трещинам, и лёд, который несколько легче воды, трескается на куски и всплывает. На равнинных реках этот период может длиться довольно долго — около недели.

Ледяные поля удерживаются на месте так называемыми перехватами — местами, где лёд ещё не оторвался от обоих берегов реки, перегородив её таким образом. И только тогда, когда все льдины на реке обретают свободу, начинается могучий ход льда, описанный в начале этой главы. Мощь ледохода из всех стихий сопоставима только с энергией снежной лавины.

Но закавыка в том, что далеко не каждый опытный путешественник хоть раз в жизни встречался со снежной лавиной. А вот ледоход происходит на каждой реке каждый год. Ледоход уносит с берегов десятки квадратных километров леса, срывает с неудачных стоянок баржи и катера, сносит поставленные избушки, перелопачивает тысячи кубических километров грунта. Но ледоход создаёт и ещё одну проблему, которая может в одночасье превратить его из титанического явления природы в катастрофу, подобную азиатскому селю.

Движение льда происходит отнюдь не столь величаво и плавно, как рассказывают нам псевдонародные песни и БАМовские писания журналистов. Время от времени череда льдин въезжает в берега, идущие следом наползают друг на друга, и река сама начинает городить поперёк себя плотину — так называемый затор. Иногда эти заторы вздымаются на несколько метров, и уровень воды в этой естественной запруде катастрофически повышается.

В это время река подтапливает посёлки и деревни, которые, казалось бы, были построены вне зоны затопления. Но самое страшное происходит при прорыве этих заторов.

Поток воды просто смывает всё на своём пути, и катастрофы, которые происходят во время заторашивания рек, сравнимы с атакой цунами на незащищённое морское побережье. Такой случай произошёл, например, в году, когда прорыв воды через ледовые заторы притоков Лены буквально снёс с лица земли несколько посёлков и маленьких городков. Поэтому при движении во время ледохода вдоль реки надо обращать самое пристальное внимание на её поведение.

О появлении ледового затора говорит или резкое снижение подъёма воды — это значит, что вы находитесь ниже ледовой запруды: В любом случае надо резко поворачивать и уходить в сторону от основного русла, с тем чтобы оказаться как можно выше над поймой — мощь прорвавшейся ледяной плотины может оказаться ужаснее артиллерийской подготовки.

И здесь также для путешественника срабатывает одно из основных правил дзэн — не бороться с неизбежным, а уходить от него. Но после того, как лёд на реке пройдёт, самой удобной дорогой для путешественника останется всё та же река. Потому что все водотоки ещё почти три недели остаются распухшими от талых вешних вод. Причём на Севере паводковый процесс бывает растянут за счёт таяния вечной мерзлоты. Кроме того, после полного схода снега все ямы. В северных регионах России этот процесс к тому же задерживается — поскольку говорит своё слово вечная мерзлота, выполняющая роль водосдерживающего слоя.

Но распухшая от избыточной воды река представляет собой удручающее и грозное зрелище. Полые воды мутны и неряшливы, как одежда бомжа. Они несут на себе и внутри себя всё, что в состоянии смыть с берегов рек и поднять с илистого дна. Половодье утаскивает листья, ветви, брёвна и целые участки берега вместе с деревьями. Кроме того, скорость течения при половодье усиливается, на реке образуется множество водоворотов. Сплав по реке в это время довольно сложен, а на горных потоках — практически невозможен.

Паводки также неприятны для путешественника тем, что в этот период на равнинных реках очень трудно найти место для стоянки. Поэтому при проходе реки во время паводка вам желательно тщательно рассчитывать маршрут по карте масштаба не мельче 1: Здесь стоит помнить и о том, что во время половодья нередки временные колебания уровня воды, свидетельствующие, что паводок на спад пока ещё не идёт. Поэтому не стоит располагаться на местах со следами недавно прошедшего паводка — вода может подняться снова, и это произойдёт очень быстро.

Первый случается при массовом таянии снежного покрова — сразу после прохождения льда или даже одновременно с ледоходом. После этого уровень воды несколько опускается и может даже достигнуть меженного уровня. Затем наступает время таяния снега в горах, и одновременно с этим — наиболее уязвимых слоёв вечной мерзлоты, давая, таким образом, толчок второму этапу паводка. Местные коренные жители называют это второй водой.

Уровень этого паводка обычно несколько ниже, чем у первого, но бывают и исключения. Скорость прохождения паводка обычно обратно пропорциональна площади водосбора реки, на которой он проходит. Быстрее всего вода спадает на горных реках с сильным уклоном и быстрым течением. Не так — в нижнем течении больших равнинных рек, таких как Анадырь, Колыма, Лена. Вода в них поднимается медленно, но и так же медленно уходит — потому что огромная масса воды с трудом покидает массу проток, озёр, стариц и луж.

Наш рассказ о паводках будет не вполне законченным, если я не упомяну о летних подъёмах воды, связанных с дождями или таянием снегов на высокогорных вершинах. Дождевые паводки неприятны своей непредсказуемостью. Конечно, если беспрестанно с неба сыплется мелкий нудный дождичек, который усиливается день ото дня, при этом грунт постепенно напитывается водой, то не надо быть колдуном, чтобы предположить, что вода в реке в конце концов поднимется. Но бывает и так — в далёких верховьях реки проходят мгновенные проливные дожди, поднимающие уровень воды в сотнях километрах вниз по течению буквально за считанные часы.

Подъём воды в результате обильных дождей может быть совершенно катастрофическим и иногда превышает уровни обоих весенних паводков. Происходит такой подъём обычно в результате стечения нескольких обстоятельств — многодневного а иногда и многонедельного мелкого сеящегося дождичка, пропитывающего землю, а затем переходящего в краткосрочный, но очень обильный ливень он обеспечивает наполнение паводковыми водами русла реки , и одновременно с этим массового таяния снегов в горах.

Кроме непредсказуемых дождевых паводков, которые могут случиться в любое время и в любом районе нашей необъятной Родины, существует и ещё одна категория стихийных бедствий, связанная с сезонными изменениями погоды. Это бушующие на территории Восточной Азии тайфуны, отголоски которых доходят до южных районов Дальнего Востока России.

Эти тайфунчики вызывают на реках Уссурийского края мгновенно вскипающие, но совершенно катастрофические паводки. Поэтому в летнее время а сезон тайфунов обычно приходится на июль-август путешественник должен вообще стараться избегать при ночёвках любых впадин — они в одночасье могут превратиться в единый мутный водный поток от края до края долины.

Общеизвестно, что в высокогорных районах осенние паводки, которые наступают в результате таяния снега и разрушения ледников, обильнее весенних. Поэтому путешественнику стоит помнить, что совсем не обязательно законы окружающей среды будут действовать одинаково в различных регионах нашей планеты.

Быть всегда ни в чём не уверенным до конца — это тоже одно из основополагающих правил дзэн…. С реки доносился треск и шум, тоскливо выл Черня, тревожно кричали кулички.

Мы с Прокопием выскочили из палатки. Красной бровью занималась заря. Приютивший нас остров исчезал под водою разгулявшейся Нички. Вместе с деревьями обваливались подточенные берега. По пересохшей протоке, отделявшей остров от материка, хлынула грязной волною река. Спросонок люди хватали вещи и, не зная, куда бежать, топтались на месте.

Самбуев бросился искать лошадей и вернулся — всюду вода и вода. Она уже обошла со всех сторон поляну и зловеще надвигалась на палатки. Мы видели, как остервеневшая река набрасывалась на изголовье острова.

Вздрогнули старые ели, поредели их вершины, и деревья, защищавшие от воды сотни лет этот небольшой клочок земли, вдруг раздвинулись и с треском стали валиться в реку, безнадёжно пытаясь удержаться корнями за подмытую почву. Масса воды давила на нас. Где-то за протокой тревожно ржали растерявшиеся лошади. Нужно было немедленно что-то предпринять, вода угрожала смыть вместе с островом и нас. По совету Павла Назаровича мы срочно приступили к сооружению плотов, без которых невозможно выбраться из ловушки.

Работали два с лишним часа, не зная передышки. Никто не ожидал команды. Но беспокойный старик то и дело покрикивал:. И люди с новой силой принимались таскать вещи; дружнее стучали топоры. А вода всё яростнее прибывала и уже затопляла край поляны. Плоты наконец были готовы. Не теряя ни одной секунды, мы разместили на них всё наше имущество и собак.

Оказалось, что плоты едва могут выдержать этот груз. А ведь нужно было поместить ещё восемь человек! Пришлось дополнительно довязать несколько брёвен. Скоро вода ринулась через остров. Все бросились к плотам. Я схватился руками за крайнее бревно, а рядом держался за сучок Самбуев.

Не успели отплыть и двадцати метров, как заднюю часть нашего плота накрыл вершиной упавший кедр. Тонул, придавленный сучьями, Самбуев. Лебедев бросился к нему на помощь. Ловким ударом топора он отсёк вершину кедра, а Павел Назарович успел толкнуть шестом плот вперёд. Мы увидели выплывшего на поверхность Самбуева. Лебедев сильным рывком выбросил его на плот, а Павел Назарович, заметив, что перегруженный плот начал тонуть, спрыгнул в воду. Он, так же как и я, схватился руками за связанные брёвна, и, подхваченные течением, мы понеслись вниз по реке.

Лебедев, широко расставив ноги и упираясь ими в брёвна, забрасывал шест далеко вперёд и, наваливаясь на него всем корпусом, пытался подтолкнуть плот к берегу. От чрезмерного напряжения лицо его налилось кровью. Я совсем застыл в холодной воде, всё болело, словно сотни острых иголок впились в тело.

У Павла Назаровича судорогой свело руки и ноги, лицо исказилось от боли. Он стал захлёбываться и тонуть. Это было вблизи берега. Лебедев бросился на помощь, взвалил Павла Назаровича к себе на плечи и, шагая по грудь в воде, вынес его на берег. Мы с Самбуевым задержали плот, привязали его к дереву и вышли на берег. Второй плот причалил несколько выше. Тотчас прибежал со спичками Прокопий. Буря миновала, но вода в реке продолжала прибывать. Размывая берега, она всё больше пухла и пузырилась.

Вырванные деревья, беспомощно раскинувшие ветви, уносило течением в неведомую даль. И только один, самый старый кедр ещё долго единоборствовал с рекою. Но вот и он качнулся, хрустнул под ним корень; ещё качнулся, и словно в испуге задрожала его курчавая вершина. Мы видели, как этот великан, сопротивляясь, всё больше клонился к воде, как выворачивались из-под него огромные пласты размокшей земли.

И наконец он рухнул в муть объявшего его потока и печально застонал, ещё пытаясь удержаться корнями за пни срубленных нами деревьев. Место для очередной стоянки выбрали в устье речки Чануэнваам до конца жизни запомню это неудобопроизносимое слово!

Наше внимание привлёк аккуратный холм напротив ручья с обрывистыми берегами. На его вершине красовались концентрические кольца камней, говорившие о том. Первый шквал, пришедший с севера, разбудил нас оглушительным хлопком. Скат палатки выгнулся внутрь, и нам показалось, что оборвались верёвки растяжек. На деле же из края полотна с мясом вырвало три люверса.

Мы опрометью выбежали наружу. Благо, было абсолютно светло: Мы завязали в края брезента круглые камешки, расчалили палатку заново, укрепили её как смогли и залезли внутрь. Такой удар прямо в лоб ни одна палатка не держит! Противный борей, казалось, услышал его слова. Первый шквал, как оказалось, был самым сильным за весь пятидневный шторм. Далее ветер начал дуть равномерно, но приобрёл мерзкую характерную особенность.

Часов за двенадцать он оборачивался на все румбы и заставил нас применить всю возможную изобретательность для укрепления нашего жилища. На третьи сутки наш временный домик приобрёл вид укреплённого римского лагеря. Мы использовали все известные нам хитрости для борьбы с ветрами и, по-моему, придумали ещё пяток новых. Но стихия не унималась. Недостаточно хорошо закреплённую лодку-пятисотку шторм оторвал от камней и перенёс за полкилометра в тундру.

Мы кинулись на них с иголками и капроновыми нитками. Коньковая палка прогибалась под ударами ветра дугой. В довершение по нашему бедному лагерю во всю силу кисти пьяного маляра вмазал дождь который в какой-то момент перешёл в снег, а затем снова в дождь. Выбеленная ткань держала его очень плохо, пришлось городить дополнительный тент из полиэтилена, полиэтилен хлопал на ветру, как пушки адмирала Нельсона при Трафальгаре.

Короче, поводов для оптимизма не было. Все эти дни мы спали, что называется, вполглаза. Перспектива проснуться на натуре без крыши над головой не очень грела бы и в ближнем Подмосковье, а уж посреди Анадырского нагорья, в трёхстах кэмэ от ближайшего жилища, в ней и вовсе нет ничего привлекательного.

И только под утро пятого дня урагана мы смогли заснуть крепким здоровым мужским сном: Устье Чануэнваама мне видится в кошмарных снах до сих пор. Из бытовых неприятностей, могущих перерасти в неприятности глобальные, дождь и ветер стоят на одном из первых мест. Ветер, особенно зимой, вкупе со снегом подстригает растительность не хуже какого-нибудь английского садовника. Так что закрытые от ветра места выглядят настоящими оазисами среди зализанной тундры.

Что же касается дождя, то его постоянно имеешь в виду, работая на Севере в тёплое время года. Дождь, как и туман, вытягивает из человека жизнь — постоянно смачивая и охлаждая тело. Недаром львиная доля смертей от переохлаждения я имею в виду не бомжачью смертность приходится не на сверххолодные зимы, а именно на такую прохладную погодку — плюс два-восемь градусов в сочетании с дождём и ветром. В качестве укрытия от ветра могут использоваться навесы, балаганы, перевёрнутые лодки, наконец.

Но дело в том, что они немногого стоят, если не будут подстрахованы какими-нибудь естественными укрытиями. Естественные укрытия от ветра — это, конечно, овраги, распадки, холмики и водомоины. Идеальным укрытием от ветра я считаю распадочек второго уровня, когда и долинка первого уровня уже достаточно хорошо укрыта от ветра. Распадочек должен быть неширок не более ста метров и желательно врезан метра на три-четыре ниже поверхности основного склона.

Если сверху ещё кучерявятся кусты стланика то есть дрова , а поток по распадку не пересох — тогда вообще нирвана. Беда вот только в том, что не всегда эти места пригодны для размещения лагеря. То поверхность неровная читай — кочки , то вода далеко, то дров нет. Но уж если очень припирает, со всеми этими неудобствами можно если не бороться, то, по крайней мере, мириться.

Отсутствие дров компенсирует какая-нибудь горелка — газ или примус, воду можно принести в пластиковой бутылке, а настоящий добрый ураган можно пережить и сидя на кочках.

Хорошим укрытием от ветра являются лес и кусты. Просто удивительно, как даже несколько кривых ольховых веток без листьев могут изменить ветровую обстановку! Что уж говорить про то. Лежащие на открытой поверхности валуны или бревенчатые завалы в качестве укрытий от ветра не очень-то годятся. Как правило, за ними существуют зоны завихрений, которые мешают гореть огню, и вообще изменение направления ветра даже на несколько градусов обычно превращает такое укрытие в ничто.

Как-то на одной из охот мы несколько дней ожидали прилёта вертолёта на вершине горы, со всех сторон обдуваемой ветром. Так вот, для того, чтобы защитить от ветра нашу полусферическую палатку Normal, у которой начали ломаться дуги из отечественного алюминия, пришлось построить вокруг неё каменную стенку высотой около метра двадцати сантиметров!

Да ещё и проконопатить землёй дырки! Если ветровая ситуация внушает серьёзные опасения в качестве примера для Чукотки приведу открытую долину реки, идущую трубой с северо-востока на юго-запад — самое распространённое и неприятное направление ветра в наших краях , а стоять в этом месте по той или иной причине надо долго, то можно предложить несколько трюков, связанных с растительностью.

В ольховнике или тальнике расчищаются площадки точно по размерам палаток. Надо только проследить, чтобы не торчали пеньки под спинами. Ещё раз повторюсь — лично я таскаю в рюкзаке кусок брезента два на три метра. Он ставится очень легко — на трёх жердях, укрывает от ветра, защищает от дождя, а при некоторой сноровке в обращении с огнём не прожигается искрами.

Палаткам мне предстоит посвятить целую главу в этой книге. В то время, когда я начинал свою экспедиционную деятельность, палатка была практически исключительно брезентовым или парусиновым сооружением. Нейлон и прочие экзотические ткани встречались в основном на страницах лаковых рекламных проспектов. Приходилось мне быть свидетелем того, как во время сильнейшего шторма на северном склоне хребта Брукса ветер буквально вмял в землю одну из лучших дуговых палаток в мире — North Face Expedition Pro.

А ветер был не сильнее чануэнваамского, и с двухскатной палаткой я с ним. Лучше всего ветер не ловить торцами, а стараться ставить на ветроопасное направление скат или угол но не тот, что ко входу! Верёвки должны быть натянуты предельно туго, придавлены камнями. Но надо стараться следить за тем. Коренные жители тундры летом к ветру относятся предельно благожелательно.

Именно поэтому оленеводы предпочитают разбивать свои лагеря на самых обдуваемых ветром местах. И именно на такое место их стоянки мы и клюнули на Чануэнвааме. Жилища чукчей — яранги — совсем не похожи на утлые геологические палатки: Ветер и холод взаимодействуют друг с другом гораздо теснее, чем нам кажется на первый взгляд.

Дело в том, что поток воздуха постоянно относит от тёплых участков кожи поток тепла и таким образом охлаждает её. Поэтому при одной и той же отрицательной температуре воздуха человек мёрзнет тем сильнее, чем больше скорость ветра.

В результате специальных исследований климатологи и физиологи разработали так называемый ветрохолодовой индекс [2] см. Работая в ветровых зонах, стоит всегда обращать внимание на то. Если вы особенно дотошны, то можете посмотреть розу ветров ближайшей метеостанции.

А если нет, то я вам скажу даже уже выше сказал: Но не очень поддавайтесь на все эти подсказки — чануэнваамский ураган, с которого я начал свой рассказ, имел мерзкое свойство оборачиваться вокруг себя два раза в сутки. Резкое изменение направления ветра может говорить и о смене погоды. Но, с другой стороны, гадать на погоду в наших местах — всё равно что определять своё будущее по звёздам Сад-ад-Забих.

В любом случае стоит помнить, что ветер в наших краях — одна из стихий, способная оставить без крыши над головой. Это, между прочим, касается также всяких утлых строений, вкопанных в грунт.

Известен не один случай, когда подобные хибары заваливало ветром, а однажды люди, находившиеся в такой халупе, сгорели заживо. Упоминая о неприятностях, причиняемых ветром, нельзя забывать и о такой на первый взгляд экзотической вещи, как ветропад сухостоя.

На самом деле много деревьев в лесу имеют ослабленную корневую систему отгнивающую. Достаточно сильного ветрового толчка, чтобы такой великан рухнул, сметая всё на своём пути.

Поэтому, разбивая лагерь, обратите внимание на стоящие рядом отдельные деревья и попробуйте прикинуть, куда их поведёт, если они, не дай бог, начнут валиться. Такие деревья давили и палатки, и охотничьи избушки; один исследователь в уссурийской тайге в семидесятых годах даже погиб под упавшим от ветра деревом.

Так что испытание сильным ветром на Севере чем-то похоже на испытание пургой. Собственно говоря, ветер и является первопричиной основного количества неприятностей, имеющих под собой метеорологическую подоплёку. А когда к ветру присоединяется дождь…. Раздался телефонный звонок, и Лиля, Мишина жена, позвала мужа к телефону.

Через несколько минут он, встревоженный, вернулся. Там несколько дней шли дожди, а сегодня посёлок затопило за два часа.

Чуванском назывался посёлок в трёхстах километрах выше Марково по реке Анадырь, и, признаться, известие о его затоплении я воспринял довольно спокойно. Ну не приспособлены эти места для человеческой жизни, и всё тут. Тем не менее беспокойство приятеля передалось и мне. Через десять минут мы на мотоцикле уже ехали в сторону поселковой пристани. Вода ушла далеко вниз, от уреза воды до сараюшек поселян было не меньше четырёх метров. Миша критически оглядел пристань и сказал:. Мы подхватили её вдвоём и в несколько приёмов вытащили на самый верх.

Дотошный Гунченко сунул её между сараями, привязал в нескольких местах, подёргал, наконец удовлетворённо заметил:. Всё это происходило под оживлённое подгагатывание весёлой пристанской братии. Дождь тем временем усиливался и под конец нашего мероприятия лил уже как из ведра. Я уже начал думать, что Миша не так уж и неправ. А народ на пристани не унимался. Надо бы тросом железным привязать.

Михаила все эти реплики нисколько не трогали. Время от времени он только что-то подборматывал, вот. Когда мы на мотоцикле возвращались в посёлок.

Важнейшим из искусств в посёлке Марково в то время являлось кино. Но не из-за слепого подражания классикам марксизма. Просто в посёлке Марково в то время не было телевидения. Поэтому вечерами поселковый кинотеатр был набит независимо от репертуара. Кинотеатру составляла конкуренцию пожарная часть, где также был кинопроекционный аппарат и некоторое количество краденых бобин с фильмами. Я уже не помню, какой фильм шёл этим вечером. Потому что самым ярким эстетическим впечатлением от его просмотра был крик человека посреди сеанса: Когда я появился на берегу, то буквально не поверил своим глазам.

Серая мутная вода теперь плескалась прямо среди балков и сараев. От половины лодок остались только верёвки, под большим углом уходившие в воду. Пристанская братия с громким матом носилась по берегу, создавая суету. По всем расчётам за последние шесть часов вода прибывала по семьдесят сантиметров в час!

Но всегда по одному сценарию…. Больше всего проблем приносят дожди двух видов — проливные и мелкие, но нудные. Вообще, любая вода, текущая на вас сверху. Отчего-то считается, что лучшая одежда во время дождя — это длинный плащ.

Тем не менее на эту тему возможны вариации. Дело в том, что если вы находитесь в непромокаемой одежде, то через какое-то не очень долгое время будете изнутри такой же мокрый, как снаружи.

Поэтому, если дождь не очень сильный, то всё-таки лучше носить одежду, которая дышит. Из плотной хлопковой ткани или хотя бы из сукна. Суконные же куртки, конечно, мокнут, но набирают влагу постепенно, зато потом быстро сохнут, причём сохнут возле открытого огня.

Кроме того, они практически не шуршат о ветви, в отличие от брезента, гортекса и разных типов синтетики. Не шуршит полартек, он лёгок, намокает примерно с такой же быстротой, как сукно, но его, к сожалению, нельзя сушить на открытом огне. Что касается белья и носков, то тут разногласий быть не может — это шерсть и только шерсть.

Даже сырая, она сохраняет свойство согревать. Хлюпает при этом, правда, противно. Парусиновые и брезентовые палатки, которые составляют большую часть палаточного парка на Севере, относятся к дождю по-разному.

В принципе абсолютно устойчивы к осадкам только палатки двух типов: Правда, выбирая синтетические палатки капроновые, дакроновые и т. Если течёт, то, как правило, по ним. Однако синтетические палатки имеют один и тот же крупный недостаток — в них нельзя устанавливать печку. А палатка без печки — это только треть палатки. Причём печка — это как раз средство именно против дождя, а не холода, как можно себе вообразить. Для борьбы с холодом есть тёплая одежда, обувь, спальный мешок, наконец.

А печка служит для того, чтобы сушить: Потому что как бы привлекательно ни выглядели всякие разнообразные дуговые палатки, но если неделю с неба капает влага и у вас нет никакой возможности просушиться, то этой влагой напитывается всё — и главный гарант вашего здоровья. Его Величество Спальный Мешок, тоже. Так что хочешь не хочешь, приходится искать какую-нибудь избу или городить некий навес и сушить всё имущество у огня. А это не всегда возможно. Вспоминаю полевой сезон года на Омолоне.

Для человека, путешествующего по нескольку дней налегке, то есть без палатки, дождь — всегда неприятное ЧП. Типов укрытий от дождя относительно немного. Но именно в дождь он выполняет свои функции укрытия лучше всего — его не так прожигают искры, которые на самых распространённых в Сибири лиственничных дровах так и летят во все стороны. Многие путешественники носят с собой такой же кусок полиэтилена.

Спору нет — он легче и занимает меньше места, но при этом легко повреждается, прожигается искрами и довольно трудно расчаливается.

Синтетические тенты также неустойчивы к открытому огню, зато прочны и компактны. Можно укрываться от дождя под большими деревьями, а также строить из корья балаганы. Но все эти приспособления требуют времени. Причём сооружать такой балаган хорошо бы в лесу, где можно быстро надрать коры, к тому же у вас должен быть хороший острый топор, и вы, что ещё важнее, должны уметь им виртуозно пользоваться.

Зато такой балаган является вполне полноценным суррогатом жилья, и вы можете использовать его несколько недель как переходную базу. Нет никаких сомнений, что лучшей обувью для дождливой погоды в наших районах являются резиновые сапоги. Мы не викинги, и нечего выпячивать челюсть. Мы азиаты и здесь живём. Высшая добродетель в тундре — терпение и осторожность. Высшая дурость — лезть напролом.

Только тогда ты тундровик. Эта книга — для человека, которого манит дорога, кто хочет испытать на своих плечах тяжесть маршрутного рюкзака и увидеть, как меняются пейзажи перед глазами в результате простого перебирания ногами по поверхности планеты Земля.

Она для тех, кто выбрал или выбирает себе работу лесника, охотника, охотоведа, геолога — в общем, работу, которая предполагает и длительные пешие переходы, и ночёвки под чистым небом, и высадки с катера прямо в накат на побережье дальневосточных морей, и сплавы по длинным, как жизнь скучного городского человека, северным рекам.

Будучи полевым зоологом, он изучал диких северных оленей и снежных баранов, гигантских лосей и амурских тигров, дальневосточных леопардов и бурых медведей.

Categories: Книга

О боли. Третья книга Алнашев А.

А для чего тебе необходима боль? Тьма нас обманула, и мы заключили с ней договор не на жизнь, а на смерть. И, развивая в своей жизни мысль тьмы, мы тем самым создаем в своей душе и плоти новую и новую боль.

А тем временем, когда наша душа развивает чужие мысли, наш родной дух спит, не сном, не бодрствованием негаданный. Человек этим еще создает условия, чтобы каждое живое во Вселенной попало под влияние тьмы. А как же яд? Ведь это тоже нас разрушает и убивает, но мы его едим и свою же жизнь этим правим? Только сам себе навредишь: По-другому говоря — надсадишь свой организм, да на память создашь себе грыжу и этим нанесешь серьезный урон своей плоти.

Что в мире не может быть начатых и не доведенных до конца дел, так как это боль другая. Хорошо, давай другой пример разберем… В детстве к горячей печке лез? Скажи, для чего тебе необходимо бояться печки? Баба Альфия встает и убирает еду со стола. А я сижу молча, забыв про все на свете, и наблюдаю, как быстро и ловко она управляется.

Бабуля прибирает на столе, и после приносит бумагу и карандаш, кладет их передо мной и говорит:. Я беру бумагу и выписываю все, что у меня идет на печь да каждую мысль, что я о ней думаю. Затем отвечаю на вопросы: И даю исписанные листочки бабе Альфие. И из-за того, что я боюсь печки, я не вижу, что она может еще полезного для меня сделать. Эта чужая мысль настраивает окружающий мир против тебя самого. И что ты сам себя ограничиваешь, от того, что тебя обидело, отказываешься, закрываешься, прячешься и сбегаешь.

А это есть бегство от самого себя. По-другому говоря — самоубийство. Дак что тебе показывает боль? То, что нам необходимо для творения своей жизни да в каком направлении нам мысль жизни развивать. А когда я попросила тебя поднять его, ты его поднял? И что затем произошло? Во мне закипела злость, потому что ты меня обманула. Ты же меня обманула: Отчего мы вновь и вновь в своей жизни наступаем на одни и те же грабли… рая уже была в твоих прошлых жизнях да событиях.

Точно так же — навязывая мне мысли чужие и создавая условия для их развития. И у меня выходит: Для чего боль необходима человеку Немного помолчав, бабуля продолжает: Бабуля думает, что говорить дальше, а я сижу и осознаю сказанное ею… От сказанных ею слов меня охватывает ужас.

А баба Альфия, увидев, что меня мучает, говорит мне: То нас оскорбят в общественном транспорте, то начальник накричит, то сердце прихватит… Или сын расстроит своей неуспеваемостью в школе, или опять денег не хватит до зарплаты, или муж скажет обидное слово….

За повседневной суетой мы не замечаем, как боль всасывается в нас сызмала и по капле сосет из нас наши жизненные силы. Мы не замечаем или просто закрываем на это глаза в надежде, что время все вылечит, по легкомыслию своему полагая, что боль как пришла, так и уйдет. Или хотим видеть себя сильнее боли, говоря себе, стиснув зубы, что я смогу это пережить, вместе с тем прекрасно понимая, что ничего в мире нет такого, что появляется, а тем более уходит просто так.

Да и кричат об этом уже чуть ли не на каждом перекрестке, и книг на эту тему написано немало. Так неужели мы смеем даже предположить, что боль в нас появляется просто так?! И, что еще важнее, что избавиться от нее можно, закрыв на нее глаза? И тем из нас, кто найдет в себе силы сказать, что боль душевная ли, физическая в нем все-таки есть, не пора ли задать себе своевременный вопрос: Согласитесь, глупо полагать, что аффирмации, самоубеждения, наши представления и мечты о лучшей жизни, таблетки, бегство от проблемы, отказ видеть и признавать сам факт присутствия в нас боли не спасут нас от нее, не покажут способ избавления.

Мы так и будем медленно, но регулярно каждый день помаленьку умирать, или вечно бегать по кругу, либо в лабиринте, пока жизнь не оставит нас.

Способов избавления от боли великое множество — это факт. И здесь оспаривать первенство и утверждать, что мы — первопроходцы в этом деле, и наши способы сильнее действуют, нет никакого смысла.

В этом случае к читателям этой книги и серии в целом есть только одна просьба — обратиться к СВОЕЙ душе. Если вы по каким-то причинам уже заведомо не доверяете новой информации, или боитесь попасть под влияние нового авторитета — обратитесь к себе, спросите свою душу. Ведь душа человека есть его проводник во всем разнообразии мира, в котором мы живем.

Душа, и только душа может подсказать нам, что есть для нас благо, а что принесет нам смерть. Она вам подскажет, что делать со знаниями, изложенными в этой книге. И если вы — не враг сами себе, то вы услышите ее вам ответ. Спрашивать, советоваться, слиться со своей душой — именно это необходимо будет для читателей этой книги, тех, кто желает признать боль в себе, увидеть: Кто как ни наша душа знает в нас ответы на эти вопросы?!

И кому как ни нам услышать ее многовековой стон?! Когда как ни сейчас нам начать отлаживать нашу жизнь?! Сейчас это отнюдь не риторические вопросы, а своего рода пропускной билет в мир этой книги, которая может полностью изменить вашу жизнь.

Но изменить тогда, когда вы сможете позволить себе читать сердцем, видеть образы между строк и быть искренним перед самим собой. Знания Хранителей словянской народной культуры, изложенные в этой книге Алексеем Алнашевым — это Свет, Небесный огонь, который они раскрыли в себе и благодаря которому живое еще живет на Земле. И они щедро одаривают нас им, чтобы мы приняли его и раскрыли в себе такой же, но свой. И чтобы от этого Белый Свет на Матушке Земле засиял ярче и сильнее от еще одного раскрытия человеческой души — Вашей души!

Как-то меня пригласили в одну семью помочь им — поговорить с их сыном. Парень сбегал из дома и из школы. И родители ничего не могли с ним поделать. Я пришел, но мальчика дома не застал — он в очередной раз сбежал. Его мать знала, где его можно найти, и попросила меня сходить с ней за сыном. Ее сын с утра до ночи пропадал в компьютерном центре. Зимой спал в подвалах, да на чердаках, а летом — под открытым небом. Когда мы пришли с ним домой, я спросил его: Постепенно я разговорил его и дал ему возможность излить из себя злость на своих родителей да других людей.

И вот что он сказал:. Когда я обращался к ним за помощью или теплом, то видел их трусливыми, брезгливыми, болтунами, обидчиками, шакалами, гнидами, треплунами, уродами, собаками, сволочами, насильниками, уродами, извращенцами, мазохистами, насильниками, убийцами, сволочами, уродами, гнидами, убийцами, убийцами, убийцами, убийцами, убийцами, сволочами, сволочами, сволочами, сволочами, сволочами, сволочами, сволочами, сволочами, сволочами, сволочами, сволочами, сволочами, гнидами, свиньями, свиньями, толстокожими верблюдами, суками и казначеями….

В глубине души хотят мне помочь, но сами же бояться того, что скажут про них окружающие. Да и помогают только тем, что дают мне еду, да и то, чтоб никто этого не видел. Все только и твердят, что со мной водиться нельзя. Еще наслежу у них в доме, какую-нибудь заразу принесу, от меня, мол, другие дети плохого наберутся. При встрече у них со мной аж рожа кривится. Такое ощущение, что эти взрослые просто хотят взять меня двумя пальчиками и убрать со своего пути.

Что стоит это исправить и сделать все ладным, чтобы всем было хорошо. А они… У них какое-то уродливое восприятие жизни…. А сами при этом меня обвиняют во всех грехах… Лаются со мной да меж собой, как собаки, когда обо всем можно мирно договориться и сделать. С тобой ведь я нормально говорю, и ты со мной не лаешься, мне ничего не навязываешь. Со мной делишься и мне от души помогаешь.

Ты направляешь меня, как дальше жить, а что им мешает это сделать, как делаешь это ты? А если они видят, что я что-то делаю не так, то могут мне спокойно сказать об этом, а не орать на меня, как будто бы я преступник какой-то. А я не хочу! Они все подают совсем по-другому: Все у них как-то вывернуто, сложно и запутано, когда все просто… Че им мешает сказать так, как оно есть на самом деле, даже если это больно?

Взять самый простой пример: Ей трудно есть жесткое, но она все равно берет сухари и ест их, а ведь есть свежий хлеб. Я смотрю на нее, и у меня дрожь идет по телу. Она мучается, стонет, но продолжает есть сухари. А она мне в ответ: И таких случаев много. После слез и внутренней истерики он стал улыбаться и смеяться, как дитя. Вдохнул жизнь полной грудью и увидел людей — людьми, а не зверьем.

И такое произошло с семилетним ребенком!.. Его мать — преподаватель, психолог. В семье — достаток. Это ли не повод задать себе вопрос: Боль, которая и создает в нас хронические заболевания, слепоту и глухоту, бессилие и паническое состояние, бездействие и суету, страдания и мучения, гнев и ненависть.

Она ведет нас к одиночеству, к накаленным взаимоотношениям. Она создает проблемы в семье между родителями, между родителями и детьми, между детьми и стариками. Проблемы на работе между руководителем и подчиненными. Возможно стоит посмотреть на себя со стороны — глазами ребенка… так, как смотрит на нас дитя… Тогда можно увидеть в себе много такого, чего мы обычно не замечаем, поглощенные однообразным течением обыденной жизни.

Возможно оглянуться на то, что окружает нас: Возможно задать себе вопросы: Кто для меня тот-то, тот-то? Кто я для того-то, того-то?

Да все это выписать на листок бумаги да сжечь. Или выговорить на проточную воду или на открытый огонь… Это и описано в каждой книге этой серии в главе: В одно прекрасное утро я просыпаюсь от мычания проходящего за окном стада. Птицы весело щебечут, словно говорят мне: Утро уже давно наступило. Я нехотя встаю, умываюсь, быстро завтракаю и выскакиваю на улицу.

Сегодня на соседней улице хотят класть асфальт. Грейдеры уже ровняют дорогу, машины возят гравий. И мне не терпится посмотреть, как строители кладут асфальт на улице. Я бегу туда сломя голову и не замечаю на дороге вылезшую из-под земли проволоку. И со всего разбега налетаю на нее да раню себе ногу. Проволока разрывает мне кожу правой ноги между пальцами вверх сантиметров на десять.

Кровь как хлынет ручьем! Я быстро беру с дороги свежую глину и замазываю ею свою рану. Кровь останавливается, и я, расстроенный, что не посмотрю на новый асфальт, тихонько ковыляю к бабе Альфие.

Categories: Книга

Ким. Книги джунглей Редьярд Киплинг

В году он совершает долгое путешествие в Англию, затем посещает Бирму , Китай , Японию. Его начинают называть литературным наследником Чарльза Диккенса. В году Бейлстир умирает от тифа, и вскоре после этого Киплинг женится на его сестре Каролине. Во время медового месяца банк, в котором у Киплинга были сбережения, обанкротился. Следующие четыре года они проживают здесь.

Скоро рождаются двое детей: После ссоры со своим шурином Киплинг с женой в году возвращаются в Англию. В году , во время визита в США, от воспаления лёгких умирает его старшая дочь Джозефина, что стало огромным ударом для писателя.

В году он проводит несколько месяцев в Южной Африке, где знакомится с Сесилом Родсом , символом британского империализма. В этом же году он покупает загородный дом в графстве Сассекс Англия , где остаётся до конца жизни. Одновременно с литературной деятельностью Киплинг начинает активную политическую деятельность. Он пишет о грозящей войне с Германией , выступает в поддержку консерваторов и против феминизма. Литературная деятельность становится всё менее насыщенной.

Ещё одним ударом для писателя стала гибель старшего сына Джона в Первую мировую войну в году. Он погиб во время битвы при Лосе 27 сентября года, находясь в составе батальона ирландских гвардейцев. Тело Джона Киплинга так и не было обнаружено. Киплинг, вместе с женой работавший в военное время в Красном Кресте , потратил 4 года, пытаясь выяснить, что же случилось с сыном: В июне года , потеряв все надежды, Киплинг в письме военному командованию признал, что его сын скорее всего погиб.

После войны Редьярд Киплинг становится членом Комиссии по военным захоронениям. Во время одной поездки в году по Франции он знакомится с английским королём Георгом V , с которым потом завязывается большая дружба. Киплинг продолжал свою литературную деятельность до начала х годов, хотя успех сопутствовал ему всё меньше и меньше.

С года писатель страдал от гастрита , который впоследствии оказался язвой. Редьярд Киплинг умер от прободения язвы 18 января года в Лондоне [8] , на 2 дня раньше Георга V. Похоронен в Уголке поэтов в Вестминстерском аббатстве. Первый сборник стихов Киплинга на русском вышел в году в переводе Ады Оношкович-Яцыны. Полный список — — — — с Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 17 января ; проверки требуют 3 правки.

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Я был секретарём ложи несколько лет…, в которую вошли братья, по крайней мере, четырёх вероисповеданий. Я был введён [в ученики] членом Брахмо Сомадж, индусом, повышен [в степень подмастерья] мусульманином, и возведён [в степень мастера] англичанином.

Наш привратник был индийским евреем. Американский исследователь нашёл 50 неизвестных стихотворений Редьярда Киплинга. Лауреаты Нобелевской премии по литературе в — годах. Действие романа происходит на территории Индии и Пакистана, где сталкиваются интересы двух великих держав: Спецслужбы этих государств ведут Большую Игру за влияние во Внутренней Азии.

Попав в поле зрения английской разведки, Ким вливается в ее ряды…. Их путь нелегкий сам по себе, но его ещё более усложняет сопричастность Кима к Большой игре, именно так герои книги называют противостояние английской и русской разведок. Сюжет по-восточному нетороплив, однако что-то не дает окунуться в эту неторопливость, картинка пусть и яркая, но само действо отдает поверхностностью.

К концу дочитать не успела и пришлось книгу оставить, но она меня настолько увлекла своей глубиной,что по приезду я сразу же пустилась на поиски. Пожалуй, эта книга не просто о приключениях, эта книга - о поиске себя, о смысле жизни, если уж на то пошло.

Теперь же пришло время познакомиться с книгой, откуда и взято это трагичное леонтьевское Когда все умрут, только тогда закончится Большая игра. Киплинг написал этот роман явно основываясь на классическом жанре романа героя-путешественника, истоки которого восходят к эпическим Гильгамешу и Одиссею. Киплинга принято считать автором популярным и развлекательным по той простой причине, что его произведения всегда популярны и развлекательны.

A vid R eaders. Добавить Читаю Хочу прочитать Прочитал. Ким Киплинг Редьярд Джозеф. Попав в поле зрения английской разведки, Ким вливается в ее ряды… Произведение относится к жанру Проза, Приключения.

Оно было опубликовано в году издательством Мир книги.

Categories: Книга

Искусство, 4. Книга 3-4 К.П. Щелков

Если вы знаете цену и место, где продают этот товар, Вы можете помочь нашему проекту, добавив их нажав иконку. Далее всем продавцам данного товара придет оповещение о Вашем заказе. Мы используем все доступные средства связи для обеспечения надежности доставки Вашей заявки.

Продавцы подготовят оптимальные предложения по Вашей заявке с учетом действующих акций и скидок. Иногда продавцы не указывают цену, либо она становится неактуальной, в связи с быстро меняющимися внешними факторами. Основываясь на отзывах и рейтинге, а также по предложенной цене Вам будет проще сделать выбор того или иного продавца. Низкая цена не всегда является решающим фактором выбора продавца.

Средняя цена на товар по городу Уфе руб. Здесь же Вы можете посмотреть за какую цену разные компании продали данный товар другим покупателям. Показаны координаты как от продавцов, так и от покупателей, которые добавили информацию через форму из раздела Цены покупателей.

Нажмите на всплывающее окно и Вы перейдете к форме сравнения. Нам важно Ваше мнение. На той же странице Вы можете поучаствовать в формировании рейтинга товара по пятибалльной системе.

Средняя оценка пользователей выводится в виде звездочек справа от фото товара. Благодаря тому, что на нашем портале представлены практически все продавцы данного товара, у Вас есть возможность получить наиболее компетентные ответы на Ваши вопросы.

Отвечая на вопросы покупателей, продавец не только рекламирует свои товары, но и набирает внутренние баллы рейтинга на нашем портале. Если вы хотите задать вопрос всем пользователям, а не только продавцам или обсудить те или иные моменты касающиеся данного товара, то Вы можете Добавить комментарий. Также у Вас есть возможность поделиться ссылкой на товар в социальных сетях.

Для этого кликните по значку нужного сайта справа от фото наверху страницы или под этим текстом. Обратите внимание, что данный товар может по некоторым параметрам не совпадать с изображенным на фотографии. Для того, чтобы рассмотреть изображение в оригинальном размере щелкните по нему мышкой. После прочтения описания можете также посмотреть другие фото товара, щелкнуть по вкладке с видеоматериалами и документацией.

Если вы недавно приобрели данный товар, то на вкладке Цены покупателей , можете указать цену и место покупки. На данный момент цены от покупателей отсутствуют. Если вы приобретали товар Книга Искусство, 4. Неизвестное издание и вы знаете цену, то, пожалуйста, помогите нам - укажите цену за данный товар. Все цены на товары и услуги нашего города в одном месте. У меня есть аккаунт!

У меня нет аккаунта. Уфа Хабаровск Чебоксары Челябинск Ярославль. Добавить сайт в закладки! ЁЁ Медиа , г. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Редакция журнала ставила себе целью: Книга 4 Искусство, 3. Книга 4 К П Щелков. Историко-статистические сведения о С. Книга Искусство, 4. Книга К П Щелков. Предынвестиционные исследования и разработка бизнес-плана инвестиционного проекта Предынвестиционные исследования и разработка бизнес-плана инвестиционного проекта В.

Исследования о состоянии рыболовства в России. Рыбные и звериные промыслы на Белом и Ледовитом морях Исследования о состоянии рыболовства в России. Долгий двадцатый век Долгий двадцатый век Д.

Сопротивление материалов Сопротивление материалов С.

Categories: Книга

Уроки русского языка в 9 классе. Книга для учителя Г. Н. Владимирская

Это тексты, посвященные памятнику Петру 1 в Петербурге, шпилю Петропавловской крепости, танцу котильон, распространенному в XIX в. Заметим, что тематически эти тексты связаны и с текстами контрольных диктантов, посвященных дворцу Меншикова в Петербурге, барону Клодту, танцу полонез, и с текстами-миниатюрами, предложенными для самостоятельной работы: Уместно привлекаются детские работы при анализе сочинений на определенную тему. Привлекаемые для анализа русского языкового материала переводы мудрых мыслей со всего мира несут дополнительную воспитательную и познавательную нагрузку.

Учащимся предлагаются произведения разных типов и стилей речи, что позволяет более ясно представить их языковые особен-. Каждый вид упражнений находит удачную форму. Это и задания по развитию речи, и лексическая работа, и проверка орфографических и пунктуационных навыков.

К сожалению, автор рецензируемого пособия уделил недостаточно? Работа по поиску художественных средств и определению их роли в тексте явилась бы подготовкой девятиклассников к будущему ЕГЭ. Однако наши замечания могут быть оспорены. Как достоинство данного методического пособия можно отметить наличие богатого списка литературы для учителя и ученика. Расширило возможности учителя приложение, где автор демонстрирует работы учащихся: Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст.

Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — рублей. Санкт-Петербург Уроки русского языка в 9 классе Рецензируемая книга Г. Русский Книга для учителя. Владимирская обращает внимание учителей на наличие резервных их пять уроков, которые могут быть использованы по усмотрению учителя, а также на большее количество упражнений, чем это необходимо на минут урока.

Учащимся предлагаются произведения разных типов и стилей речи, что позволяет более ясно представить их языковые особен- мости и осознанно повторить изученные сведения. Есть в 4 магазинах по цене от 46 руб. Ваша цена может оказаться ниже за счет акций и скидок в магазинах. Переходите по ссылкам, чтобы проверить финальную стоимость и выбрать самое выгодное предложение. Пособие представляет собой разработки уроков по русскому языку для 9-го класса. Уроки русского языка в 8 классе: Уроки русского языка в 6 классе.

Книга для учителя Уроки русского языка в 6 классе. Книга для учителя Г. Уроки русского языка в 7 классе. Книга для учителя Уроки русского языка в 7 классе.

Уроки русского языка в 6 классе: Книга для учителя Уроки русского языка в 6 классе: Русский язык кл Прогр. Учебник в 3-х частях. Деловая стерва, или Как выжить в мире мужчин. Бизнес-класс для деловой стервы Бизнес-класс для деловой стервы Владимирская А. От создания до внедрения". Технологические карты уроков по учебнику Б. Технологические карты уроков по учебнику М.

Технологические карты уроков по учебнику Н.

Categories: Книга

Тайна примирения. Книга об исповеди и покаянии Протоиерей Алексей Уминский

Это надо знать каждому из нас, потому что в этом заключается Промысл Божий о мире. В Послании к римлянам апостол Павел пишет, что даже язычники могут исполнить закон Божий см. Закон Божий написан в сердце каждого человека — это его совесть, путеводитель ко Христу.

Когда человек, для которого совесть стала главным законом жизни, слышит о Христе, происходит настоящая встреча. Как бы низко человек ни пал, даже на самом дне тяжких человеческих изуверств, существует выбор между добром и злом. Церковь учит, что Господь до ада сошел, когда искал погибшего Адама. В песнопениях Страстной седмицы поется: На землю сшел еси, да спасеши Адама, и на земли не обрет сего, Владыко, даже до ада снисшел еси ищай. До таких глубин человеческого зла, в такие глубины ада спустился Господь, что ад был исчерпан схождением Христовым.

Кающемуся грешнику обязательно надо знать, что не осталось такого человеческого состояния, в которое не погрузил бы Себя Господь, такой бездны порока, в которую не спустился бы Господь, нет такого греха, которой Господь не очистил бы, и не придумал сатана такого зла, которое бы Господь не исцелил.

Это становится очевидным на исповеди. Каждый священник чувствует это, встречаясь с человеком, который, по обывательскому представлению, уже никак не может быть уврачеван. Иногда исповедуются люди, жизнь которых не вписывается в рамки представления о нормальном, кажется невероятным, что таких людей земля носит.

Но сама их исповедь говорит о том, что Господь ждет любого негодяя, любого изгоя, — и только сам человек может настолько далеко уходить от Бога, чтобы совершенно этого не чувствовать.

Вернуться к Богу — это значит прислушаться к голосу своей совести, которым стучится Господь в каждое человеческое сердце. Если только человек прислушивается к нему, он тут же вступает на путь спасения. Но, говоря, что наш Отец Сущий на Небесех, мы должны понимать, что сыновство наше — тоже Небесное. Оно осуществляется нами, как проникновение в Небесное Царство, когда и мы осуществляемся таким же чудесным образом, каким оно даруется нам свыше.

В Пространном христианском катехизисе святителя Филатера Московского о Таинстве покаяния сказано так: Но ни одно из Таинств не может быть раскрыто до конца, не может быть исчерпано словом катехизиса или внешним описанием. А Таинство покаяния менее других поддается описанию, потому что в нем заложена какая-то двойная тайна: Именно внешнее описание Таинства покаяния представляет большие трудности, тогда как все остальные имеют определенное богослужение.

Так, Таинства крещения и венчания изначально входили в состав Божественной литургии, а Соборование является богослужением утрени. Кроме того, всякое Таинство имеет и свой богослужебный характер, молитвенную и описательную форму. А о Таинстве покаяния такого сказать нельзя. Оно имеет, конечно, свое чинопоследование, читаются положенные предначинательные молитвы, готовящие грешника к покаянию, но они не имеют никакого совершительного значения.

При Венчании священник трижды благословляет пару: Мы хорошо знаем, как совершают Таинства евхаристии и елеоосвящения. Эти Таинства можно наблюдать, снять на пленку, показать, объяснить последовательность их совершения, описать в катехизисе.

А что происходит во время Таинства покаяния? Какое священнодействие является в нем основным? Это Таинство наименее уставное и в общем не имеет внешней формы — определенной, устойчивой и неизменной. Складываясь в течение веков по велению Духа Божия, свободно меняясь в зависимости от требований времени, оно принимало различные формы, и ни одна из них не является устоявшейся. В первые века христианства исповедь носила публичный характер, и исповедующийся нес ответственность именно перед Церковью.

Исповедовались обычно те грехи, о которых апостол Иоанн Богослов говорит, как о смертных: Церковь принимала отпавших, согрешивших разбоем, воровством, каким-то другим тяжким грехом, который действительно не давал возможности человеку оставаться в Церкви. И тот, кто хотел вновь соединиться с Телом Христовым, исповедовал свои грехи перед всеми членами Церкви, которая принимала кающегося грешника или до определенного момента не принимала его, давая ему время для покаяния, также носившего публичный характер, с разными степенями несения епитимьи.

Публичная исповедь была для человека колоссальным духовным подвигом. Тот, кто был способен на такую исповедь, приносил глубокое покаяние и уже не имел возможности отступать. Вся Церковь и епископ, возглавлявший в раннехристианской Церкви общину, и вся община следила за его покаянием, помогала ему в этом труде, видела, как брат становится другим, и с любовью принимала его.

Венцом отпущения греха и примирения кающегося с Богом становилось Причащение святых Христовых Таин, то есть вхождение в Тело Христово. Об этом, собственно, и говорит молитва, которую читает священник во время разрешения грехов: Примири и соедини его святой Своей Церкви….

Если Таинство покаяния воспринималось как врачевство, примиряющее с Церковью человека, впадшего в грех к смерти, то повседневная исповедь происходила у человека наедине с Богом. Свои каждодневные грехи христиане исповедовали келейно, на вечернем правиле. Такое покаяние существовало как образ жизни христианина, оно сопутствовало человеку всегда, а не время от времени, не от исповеди к исповеди.

И его сердечное сокрушение и покаяние, видимые только Богом, тоже были по сути своей Таинством. Конечно, мы говорим о раннехристианской Церкви в целом.

Никогда не существовало такого идеального состояния, когда все члены Церкви были бы святыми и жили единым духом покаяния. Но духовный уровень жизни христиан первых веков во многом отличался от теперешнего.

Христиане не питали иллюзий относительно своего состояния и понимали, что, крестившись, они сразу святыми не становились. Тем более что новообращенные приходили из языческого мира. Из житий святых мы знаем, что многие из них выросли в смешанных семьях, в которых, например, мать была христианкой, а отец оставался язычником. Христиане понимали, что грехи, которые они несут в себе, как некую болезнь падшей природы человека: В дальнейшем, при возникновении монашества, практика исповеди стала меняться.

Основа монашества — послушание, которое проявляется как полное предание воли послушника своему духовному наставнику. Духовное руководство в монастыре стало осуществляться через исповедование помыслов старцу, духовному руководителю. С этим была сопряжена духовная аскетическая борьба. Одной из традиций монашества было непринятие сана: В этот момент к монастырям потянулись за духовной поддержкой и миряне, потому что христианство стало принимать иные формы. Став государственной религией, оно, конечно, потеряло то напряжение духовной жизни, которое имело во времена гонений.

Естественно, и грехов стало больше. В христианской среде стало проявляться некое нечувствие ко греху. В маленьких общинах все друг друга знали, все жили одной верой и исповедничеством этой веры и за веру отвечали своей жизнью и своей кровью.

Когда христианство распространилось и стало обыденной, традиционной религией для многих людей, человеческая падшая природа начала брать верх над Духом Божиим, принятым человеком в Таинствах крещения и миопомазания. Высота и чистота христианской нравственности стали оскудевать. Для верующих перестали быть необычными и невиданны ми те грехи, которые считались таковыми раньше, например, блуд, воровство и многие другие, которые принес языческий мир в среду христиан.

Публичная исповедь уже не могла удовлетворять Церковь, потому что подобные явления становились слишком широко распространенными, чтобы исповедовать их во всеуслышание. Общественная жизнь требовала сокрытия грехов членов христианской общины. Покаяние стали принимать в монастырях, вошло в обычай исповедоваться тайно. И тогда два способа исповеди — исповедь помыслов, изначально присущая только монашеству, и исповедь тяжких грехов в Церкви — соединились во времени. Исповедь перестала носить публичный характер.

Соблюдение тайны исповеди стало законом, а человеком, который олицетворяет Церковь и которому кающийся исповедует свои грехи, со временем стал священник.

Так складывалась современная практика, которая, однако, со временем также может измениться. В таинстве покаяния встречаются два человека — священник и кающийся. Причем, священник не является совершителем Таинства, совершается оно Духом Святым, и принимает покаяние Сам Господь. Священник говорит о себе, что он тот, кого Церковь уполномочила быть только свидетелем покаяния. В течение долгого времени, когда духовниками были простые монахи, не облеченные священным саном, Таинство исповеди, тем не менее, совершалось.

И в словах апостола Иакова — исповедуйте друг другу согрешения ваши Иак. Каждому из нас дана власть прощать и вязать — разрешать грехи. Мы можем простить обиды которые были нанесены, прежде всего, нам лично, поэтому и говорим, — Бог простит. Мы имеем такую власть — от имени Божьего действовать на земле. Я тебя прощаю, и тебя прощает Сам Бог в моем лице. Мы говорим не задумываясь, а на самом деле Господь дает нам очень большое дерзновение: Так и священник говорит только те слова, которые ему Господь поручил сказать: Это непривычно звучит, но в исключительных обстоятельствах таинство покаяния может совершаться и без священника.

Если священника нет, а человек кается? Если он кается на смертном одре, а позвать священника нет возможности? Значит ли это, что Таинство покаяния не совершается?

В этом есть какая-то неизреченность. С одной стороны, если стать на такую точку зрения, то Таинство будет профанировано, потому что священник, конечно, необходим. Но с другой стороны, в исключительных случаях, когда рядом нет священника, и нет возможности никому исповедаться, но человек находится в состоянии глубочайшего покаяния, как скажем, Мария Египетская в пустыне, Таинство, несмотря ни на что, совершается, и действенность его доказывают плоды, которые принесла преподобная Мария.

Нельзя сказать, что человек, не имеющий возможности позвать священника, но искренне кающийся, находится вне Церкви и не желает принести свои грехи на свидетельство Церкви. Но знаком того, что, тем не менее, это Таинство церковное и соборное, является то, что при первой же возможности Мария Египетская объявила свои грехи всей Церкви в лице преподобного Зосимы.

Священник несет на себе ответственность свидетельства всей Церкви о том, что был человек мертв — и ожил, пропадал — и нашелся. Своим присутствием он свидетельствует перед Богом, что человек принес на исповедь всего себя, что он ничего не хочет утаивать, и поэтому исповедуется перед Церковью, а не только перед Богом, которому и так все известно о нас, которого бесполезно обманывать, потому что Господь всегда присутствует при совершении греха. В отличие от других Таинств, священник, принимая исповедь, выступает и как священник, и как народ Божий, представляя собой образ христианской общины и образ самой Церкви, которая, как Богочеловеческий организм, несет в себе силу, исцеляющую кающегося грешника, и через Духа Святого подает ему силы для борьбы с грехом и для победы над ним.

Это радость большая — принимать искреннее покаяние, все равно в каких грехах и чем больше грех человека, тем радостнее его покаяние.

Исповедь совершается между человеком и Богом, и личность священника никакого тайносовершительного значения не имеет. Но Церковь не просто Божественный, но Богочеловеческий организм. Во всех Таинствах присутствует этот образ Богочеловечества, и в Таинстве исповеди в том числе. Священник, принимающий исповедь, часто становится помощником кающегося на его духовном пути, и тогда личность священника на исповеди уже имеет значение, как духовного руководителя.

Но участие священника не сводится только к этому. В древней русской практике священник, разрешая грехи, произносил: Это не значит, что сам священник принимает лично на себя его грехи, но он выступает от имени всей Церкви, выражая этим, что именно так происходит в ее жизни: В этом случае вся Церковь страдает в лице священника.

Всегда, когда приходит кающийся грешник, именно священник должен стать той Церковью, которая страдает вместе с ним. Личность священника имеет колоссальное значение. В Таинстве исповеди он не может равнодушно фиксировать покаяние чужого ему человека, но должен насколько возможно глубоко молитвенно принять в свое сердце грехи своего чада.

Никакая исповедь для священника не проходит бесследно, не является простым разговором, его участие не сводится к тому, что он, как понятой, призван свидетельствовать, что совершено преступление. Состояние священника на исповеди — это принятие на себя Церковью боли страдающего брата. С одной стороны, священник во время исповеди духовно открыт для восприятия этой боли. Имея в себе такую готовность и сострадательную любовь, подражательную Христу, духовник должен быть совершенно открыт, чтобы всякая рана, нанесенная человеку сатаной, грехом и собственными страстями, была болью и для самого священника.

Как Церковь, он должен почувствовать эту боль, переболеть ею, потому что Церковь — единый организм, в котором боль одного члена отзывается во всем теле. С другой стороны, при совершении Таинства священник безмерно защищен милостью и благодатью Божией от того, чтобы разрушительная сила греха не разрушала его самого.

И благодать Божия, которая покрывает священника, это благодать, дарованная всей Церкви, как благодать исцеляющая, как благодать Духа Святого, оскудевающее восполняющая и немощствующее врачующая, как говорится о ней в Таинстве хиротонии. В Таинстве покаяния в лице священника Церковь раскрывает себя и с Божественной, и с человеческой стороны. И, с одной стороны, священник, как человек, являющий Богочеловечность Церкви, должен взять на себя боль другого, а с другой стороны, как образ Первосвященника Христа, должен подать человеку врачевание через человеческое участие, исходящее от Бога.

Священник выступает в Таинстве покаяния, как милосердный самарянин см. Священник обладает этими дарами, чтобы через него они были преподнесены кающемуся грешнику. В этом смысле он не просто священник, его священство — благодатная сила Церкви. Хотя по-человечески для многих священников такое отношение к покаянию является настоящим подвигом.

Именно священник — это Церковь, которая подает исцеление грешнику, и радость, которая охватывает человека в Таинстве покаяния в момент исцеления от греха, это та радость, которой радуется Церковь, которой радуется все тело, когда радуется один член, и священник не может не испытывать таких благодатных состояний. Это именно тот момент, когда он выступает как сама полнота Церкви Христовой. Подобное состояние описывал протоиерей Глеб Каледа , когда ходил исповедовать в тюрьмы и общался со смертниками.

Незадолго перед смертью этот летний священник, просветленный и полный радости, говорил: Эту радость исцеления он постоянно чувствовал на себе, как рождение новой жизни. Если понятно, что исповедь — не разговор со священником, а приход к Богу, то и самим исповедником она должна восприниматься не как возможность получить совет и утешение у священника, даже очень хорошего и мудрого, а как возможность прийти прежде всего ко Христу и как его собственный духовный труд.

Как говорят святые отцы, Бог спасает нас, но не без нас. Очевидно, что Таинство покаяния может совершаться по-разному в зависимости от обстоятельств жизни человека. Человек может каяться перед священником, у которого есть епитрахиль и есть требник, но Таинство может совершаться и вне храма как это было во время гонений , и без епитрахили, и без креста и Евангелия.

Для самого Таинства покаяния нужно только покаяние, и больше ничего. А как же происходит Таинство покаяния? Как мы уже говорили, это одно из самых таинственных Таинств. Все в нем неизреченно, неописуемо и неизъяснимо, и есть только определенная форма, которая дает нам возможность осознанного участия в нем.

Потому что если мы не можем описать, как Господь словом мир сотворил, то и как Господь новотворит человека тоже описать невозможно. Часто человек находит для себя компромиссный вариант покаяния, как раз тот, который можно описать словесно, который можно сформулировать, как Таинство, пригодное для учебника покаяния по вопросно-ответной системе.

Кающийся приходит на исповедь и перечисляет свои грехи, священник ему отпускает эти грехи, и человек от своих грехов освобождается. В таком случае Таинство исповеди становится ординарным событием, происходящим у людей время от времени в течение определенных периодов жизни. Наступает пост , человек идет на исповедь, причащается святых Христовых Таин Пост проходит, человек живет дальше до следующего поста, до следующего Причастия, до следующего покаяния.

К величайшему сожалению, сейчас Таинство покаяния существует в сознании многих людей как отдельная треба, которая совершается многократно, когда они испытывают в ней нужду. Если мы не научились осознавать и выстраивать свою жизнь, как единый непрерывный путь к Богу, она становится прерывистой, случайной, когда человек не живет покаянием, а лишь иногда приходит на исповедь и кается.

Но нельзя отделить Таинство покаяния от самого пути покаяния. Где совершается Таинство покаяния? На каком этапе исповедь становится движущей силой? Для человека, который живет покаянием, исповедь каждый раз совершается по-новому, не так, как совершалась прежде. Это не всегда осознается, но это так. И каждый раз она требует особенного, личного подвига. Не только помощи Божией, но и человеческого подвига и человеческой решимости в борьбе со грехом.

С одной стороны, мы знаем, что Бог обладает всеведением, Ему открыта судьба человека еще до его рождения, существо человеческое от Бога не утаено. Но, с другой стороны, человеку дана свободная воля, человек сам собой распоряжается, и Господь никаким образом не может потревожить свободу человека.

Такие образы Он Сам дает нам в Своем воплощении. Он рождается, как Младенец, Которого Матерь Божия пеленает пеленами, связывает по рукам и ногам. Он приходит в мир Богом, и с самого начала связан в своих действиях, не свободен, если хотите. Слово, может быть, не совсем соответствующее природе Божества, но оно еще раз потом определяется, когда мы видим Христа, сидящего у Пилата в темнице, связанного по рукам и ногам, несвободного, заключенного людьми.

Мы знаем, что Бог совершенно свободен, Он так и говорит Петру, который пытается Его защищать от стражников в Гефсиманском саду: Поэтому если каждый человек и предопределен ко спасению, это не значит, что каждый будет спасен.

Промысл Божий о каждом человеке в том, чтобы он осуществил свое изначальное сыновство в Боге. Но осуществить его дано только тем, кто употребляет для этого свою свободную волю, желает отечества в Боге и своего усыновления.

А те, кто отвергает его, вместе с этим отвергают и спасение. Все Таинства, которые совершаются в Церкви, не могут быть совершены без личной веры и изъявления свободной воли человека. Таинства не заканчиваются в момент произнесения священником отпуста в конце обряда, а должны продолжаться и после разрешительной молитвы.

Крещение младенцами не осознается, но мы крестим их исключительно по вере родителей и крестных, которые обязуются воспитывать их в вере. Осознанное желание полноты брака является основанием для совершения Венчания, хотя в самый начальный момент люди не способны до конца войти в это Таинство, а осознают его по-настоящему в течение всей последующей жизни, глубоко принимая на себя или, наоборот, отвергая, созидая свой брак или разрушая его.

В Таинстве священства желание служить Богу до конца является основанием для его совершения, чтобы затем оно происходило и дальше, осуществляясь всей последующей жизнью человека. Таинство покаяния, это тоже Таинство жизни человека, — не просто единомоментный акт, а действие Духа Святого в душе человека до окончательной победы над грехом. Таинство покаяния занимает исключительное место среди других Таинств, так как является основанием для осуществления в человеке всех остальных Таинств.

Если человек крещен, венчан, рукоположен, но Таинство покаяния в нем не совершается, то все остальные Таинства лишаются благодатной силы.

Дух Святой не может действовать в человеке, благодать остается, но не осуществляется, потому что Дух Святой действует в человеке не без участия человека. Всякое Таинство — это прежде всего сотрудничество, синергия, действие одновременно человека и Бога, и действие человека осуществляется через Таинство покаяния. Если в человеке имеется залог Духа Святого через Таинство крещения, то осуществляется человек как Сын Божий в этом Таинстве через покаяние.

Если в человеке есть супружеская любовь, осуществленная как залог Духа Святого в Таинстве венчания, то осуществляется это Таинство через постоянное самоукорение, внутреннее покаяние и стремление нести тяготы друг друга. И, конечно же, особенным образом это связано с Таинством причащения. Поэтому о покаянии можно говорить как о Таинстве, которое наполняет собой и наполняет смыслом жизнь человека в любых других Таинствах, которое осуществляет полноту Таинства крещения, полноту Таинства миропомазания в сошествии Святого Духа, полноту Брака, Священства и полноту его жизни во Христе в Таинстве евхаристии.

О каком бы Таинстве мы ни говорили, в само понятие Таинства обязательно должно входить понимание того, что это действие общецерковное. Таинство — это одновременно и действие самой Церкви, и действие, направленное к самой же Церкви, чтобы все стало Церковью.

Соборность лежит в существе самой исповеди. Грех — это зло, которое разлито во всем мире. Он имеет страшную разрушительную природу. Для кающегося человека должно быть понятно, что каждый грех — это убийство всего человечества.

Мы не можем сделать вид, что не отвечаем за то, что происходит в мире. Человек не может не ощущать своей ответственности и вины за то, что в мире на его глазах случилось несчастье.

Во время природных катаклизмов или катастроф, подобных захвату заложников, мы все интуитивно чувствуем, что каким-то образом отвечаем за них. Когда в больнице умирает близкий человек, всегда присутствует ощущение вины за его страдания, которое трудно себе объяснить, ведь ты вроде бы ни в чем не виноват.

Это ощущение взаимной вины есть осознание того, что грех — это смерть, что грех несет с собой смерть. Исповедь человека — это исцеление не только самого человека.

Изменяется поврежденная грехом природа человека, и — природа вокруг него, и — природа его отношений с другими людьми. Исцеляется некое пространство жизни, которое человек исказил своим грехом, хотя внешне это может быть и незаметно. И в этом смысле Таинство покаяния, Таинство победы над злом, является осуществлением Церкви.

И поэтому каждая исповедь — не только твое личное, индивидуальное дело, не просто дело каждого отдельного человека, но дело именно церковное.

Церковь принимает на себя эту рану, Церковь ее залечивает, и через это сама Церковь становится исцеленной.

Мы называем Покаяние вторым Крещением. Всякий раз, когда человек по-настоящему глубоко переживает его, он становится иным. Покаяние может быть его новым рождением, в этот момент он осуществляет победу над временем и становится вечным. Приходя спасать грешников, Господь все-таки ищет в них что-то, принадлежащее вечности, чтобы через покаяние приобщить их к бессмертию. Какое великое, неизреченное чудо — то, что было, вдруг исчезает, совершенно тонет в милосердии Божием, действительно доказывая, что зла просто нет, что оно не имеет своего бытия в вечности.

Но, в отличие от греха, который может быть побежден и совершенно истерт из истории человечества, осуществленная добродетель, приобретенная человеком через борьбу с грехом и истинное покаяние, остаются и в истории, и в вечности. Грех — временное нечто, чего Бог не сотворял, чего быть не должно.

Человек, искаженный грехом, — какая-то химера, миф о человеке. Страшно видеть, как истинный полный жизни и вечности человек, существо богоподобное, становится настолько поглощенным временным и несуществующим, что самого человека практически уже и нет — осталось одно безобразие и уродство. Во всем, что бы он ни делал, — пустота; все, что бы он ни сказал, — ложь; вся жизнь человека превращается в то, чего нет.

А когда в человеке ничего нет вечного, тогда там нечего и спасать. Это уже окончательная погибель. Смерть грешника тем страшна, что в нем — одна пустота, спасать уже нечего.

Но человек, который сочетается с добродетелью, не исчезает, когда умирает, а даруется всему человечеству, осуществляется в человечестве через пространство, через время, через совсем иные измерения. Полторы тысячи лет назад умер человек, а мы сегодня говорим: Если человек борется с грехом, если он исповедуется, то ему становится очевидным, что грех — абсолютное ничто. И получается так, что само Таинство исповеди — это Таинство победы вечности над временем в самом человеке.

В своем временном состоянии человек способен так прикоснуться к вечности, что она может его заполнить, заново родить и все временное в нем победить. Человек, как существо телесное, не способен нести в себе духовное до конца; как существо, приобщенное к земному, не может стать небожителем одномоментно, — это дело всей его жизни. Но когда, наконец, земля становится небом в человеке, когда временное уходит, а вечное настает, тогда-то человек и способен осуществить в себе то, что Господь дарует ему через Таинства Церкви.

И тогда то настоящее, что принадлежит вечности и Духом Святым в нем оживлено, вдруг в человеке побеждает. Мы говорим, что евхаристия — это Таинство Таинств. Значит, нет Таинства, которое не освящалось бы евхаристией, не было бы глубоко с ней связано. В древности существовали крещальные Литургии, Таинство брака совершалось только на Литургии. Таинство священства до сих пор совершается во время Литургии. Так ли это в отношении других Таинств? Соборование как будто никак не связано с Литургией — ни по чинопоследованию, ни по символике.

Немощный, больной человек не имел возможности прийти в Церковь на евхаристию, и к нему приходила Церковь. В первый день приходил один священник читать над ним Евангелие и молитвы и помазывал его. На другой день приходил второй священник, и так всю неделю в течение семи дней приходили семь священников. И наконец они собирались вместе, помазывали его в последний раз, читали над ним общую молитву, а потом причащали его святых Христовых Таин.

Поэтому нельзя сказать, что Соборование не связано с евхаристией. Сама Церковь приходила человека исцелить и через Таинство соборования подготовить к Причащению святых Христовых Таин. Это до сих пор сохранилось в нашем сознании как традиция причащаться на следующий день после Соборования.

И Таинство исповеди глубочайшим образом связано с евхаристией, как допущение или недопущение человека до евхаристии. Существовавшая в древней Церкви публичная исповедь была связана только с евхаристией. Она имела смысл, как отвержение согрешившего человека от возможности причащаться или соединение его с евхаристией через покаяние.

А отлучение человека от Церкви означает отлучение не от формального членства в Церкви, а прежде всего от евхаристии: А подходит человек к евхаристии только в покаянии, только примиренный, только с разрешением приобщаться святых Христовых Таин. Какие слова произносит священник, читая разрешительную молитву? Примири и соедини святой Твоей Церкви… А примирение с Церковью — это вхождение в евхаристию.

В этом и заключается глубокая связь Таинства исповеди и евхаристии, духовной жизни человека и его участия в Литургии. Таинство покаяния глубоко связано с Таинством евхаристии, потому что Таинство покаяния это Таинство Церкви. Оно не только имеет целью самоусовершенствование, не только является средством преодоления недостатков, но определяет: Только ради этого человек кается. Только ради этого он трудится над собой и приносит плоды покаяния, смысл которых в том, чтобы соединиться со Христом в Таинстве евхаристии.

Многие священники, даже митрополит Антоний Сурожский , выступают против частой исповеди, считая, что можно приходить на исповедь раз в месяц, а то и реже, и что в этом случае человек по крайней мере придет с покаянием, сможет себя оценить, осознать свою греховность и будет каяться более глубоко. Если встать на такую точку зрения, то может показаться, что то же самое можно сказать и о Причастии: Некоторые священники, не допуская людей до частого Причащения, аргументируют это именно тем, что Причастие становится формальностью.

Трудно согласиться с таким мнением. Общение с Богом, если оно истинное, не может быть формальностью, будь то в Таинстве покаяния, в Таинстве причащения или в молитве.

Формальным оно может стать само по себе, и зависит это не от того, часто или нечасто человек приступает к Таинству, а от того, как он к нему относится: Если человек горит сердцем и живет духовной жизнью по-настоящему, то ничего формального в его отношениях с Богом быть не может. В современном мире для большинства новоначальных христиан частая и подробная исповедь является важнейшим моментом катехизации, возможностью услышать от священника ответ на вопросы, необходимые для духовного становления.

А можно приходить на исповедь раз в год, перед Великим Четвергом, как это, к сожалению, часто и происходит,но совершенно не видеть своих грехов.

Но если же человек желает честно на себя взглянуть, то покаяние пробуждается в нем как естественная потребность. Грех пугает, и если человек не может, не хочет с этим жить, то ноги сами несут скорее его на исповедь. Как же он будет ждать целый месяц? Как только почувствовал, что тебя уязвил грех, беги скорее к врачу. А чем больше времени проходит, тем бесчувственнее становится душа. Состояние окамененного бесчувствия и происходит от того, что человек находит для себя возможность терпеть греховную уязвленность, отложить возможность покаяния.

Вспоминается блаженный Августин , который, будучи еще грешником, молился: Именно уязвленность грехом должна подвигать человека тут же бежать на исповедь, сразу просить помощи и духовного совета у духовника. Возможно, человек и не может за неделю принести серьезных плодов покаяния, но он все время должен быть в пути. В разных странах существует разная практика исповеди, не везде она обязательно сопряжена с Литургией.

И это великая радость, что в Русской Церкви сложилась такая замечательная традиция — всякий раз перед евхаристией примиряться с Богом. Но именно поэтому Таинство покаяния иногда воспринимается некоторыми людьми не как Таинство Царства Небесного, а как некий пропуск к Причастию святых Христовых Таин.

Конечно, все всегда говорят, что это не так, но внешне именно так и происходит: А исповедь — это не разрешение причащаться, а соединение с Церковью, от которой грех отлучает человека. Если понимать Таинство исповеди как разрешение на Причащение, тогда и причащение, и покаяние мыслится, как дело личное.

Мое личное дело с моими личными грехами рассмотрено священником, наложена определенная резолюция, и теперь я гожусь для того, чтобы продолжить свое личное дело и для себя причаститься святых Христовых Таин. Навык такой ложной духовности является одной из самых больших трагедий, которые наполняют нашу церковную жизнь, которая не может наладиться вне взаимного движения всех людей друг ко другу и к Богу.

Священническая молитва не пропуск для Причастия, но свидетельство того, что человек рвется к Богу, ищет Его, жаждет Его. Хотя, с другой стороны, я не считаю, что формальным допущением до Причастия является Исповедь: Я думаю, что можно причащаться чаще, чем исповедуешься. Если человек был на исповеди, скажем, неделю назад и ничего особенного о себе сказать не может, но хочет причащаться, имеет дух сокрушенный и примирен со всеми, то почему бы не допустить его до Причастия?

Мы так и делаем, когда совершается праздник Пасхи, — все люди причащаются. Не надо этого бояться. Бояться надо — не донести себя до Причастия или не сохранить себя после Причастия.

А если человек не сделал ничего плохого, старался, сохранял себя, если сердце его полно плача перед Богом, достаточно подойти к исповеди и сказать: Будет ли это исповедью? Человек не должен быть отвержен, потому что он идет ко Христу, и Христос его не отвергает.

Такая исповедь не будет содержать длинного перечисления грехов, может быть, и не надо их перечислять, но свидетельствовать о себе перед Богом, мне кажется, хорошо. Подходя к Причастию даже после глубокой исповеди, очень важно осознавать, что на самом деле ты почти ничего не исповедовал и каким был, таким же по сути своей и остался. От исповеди человек все равно отходит не праведником, а грешником, не смеющим без трепета прикоснуться к Божеству.

Конечно же, после исповеди перед Причастием святых Христовых Таин надо стараться всячески себя блюсти. Если ты кого-то обидел и не примирился после исповеди, то, конечно, как можно причащаться?

Но стоит ли впадать в отчаяние от того, что ты поисповедовался и вдруг вспомнил какой-то грех, о котором забыл сказать? Этот грех не является препятствием к Причастию. Надо сокрушиться сердцем и сказать: Господь принимает нашу исповедь не по количеству исповеданных грехов и не по тщательности выбранных слов, которыми мы перечисляем наши согрешения.

Именно то, что в нас столько грехов, которые мы не то что не исповедали, но даже еще в себе и не увидели, и ставит нас в состояние недостоинства подходить к Чаше. Исповедались, а грешниками остались, но Господь нас принимает. По милосердию Своему принимает нас, грешных, если видит желание покаяния и решимость бороться с грехом.

Принимает и делает другими. Но если нет у нас ни желания, ни решимости, то ничего не сделает и Господь Причастишься, и тут же растеряешь полученную благодать. Если мы подходим к Чаше с полным равнодушием и пониманием, что мы такими же и останемся, если нам даже и хотелось бы стать другими, но хотелось бы все-таки немножечко и прежними остаться, — вот что ужасно.

Когда остается в сердце такое чувство, что ты другим быть не хочешь, что тебе жалко лишаться многих мелочей, что тебе хочется еще этим насладиться, к тому пристраститься, что-то еще раз попереживать, как раньше переживалось, — вот это беда. Господь допускает нас к Причастию не потому, что мы достойны, не потому, что теперь, после исповеди, мы имеем право причащаться.

Никогда никакого права мы не имеем. Но такова безмерность человеколюбия и милосердия Божия, что несмотря ни на что Он принимает нас такими, какие мы есть. Всякое Таинство — это страшная встреча человека и Бога. Во всяком Таинстве страшно.

Таинство причащения Святого Тела и Крови Христовой наиболее страшное. И Церковь через апостольские послания, через учения святых отцов не устает говорить нам, что никто не может достойно причаститься. Как ни готовься, как ни молись, как ни постись Возможность приобщаться Телу и Крови Христовым дает только одно — дух сокрушения и полное понимание того, что ты не можешь причащаться, но ты никак не можешь и не причащаться, потому что это единственный источник твоей жизни.

Только Таинство покаяния является основанием и надеждой, что это причащение и соединение человека со Христом будет ему в радость и в жизнь вечную. Порой для многих неверующих людей грань между тем, что хорошо и что плохо, более определена, чем для некоторых христиан, запутавшихся в ложных, поверхностных представлениях о духовной жизни.

Неверующие же обычно оценивают все соизмеримо своей совести: Приходящие в Церковь новоначальные, конечно, многое оценивают совершенно иначе, чем это оценивает Церковь. Впервые подходя к исповеди, они берут в руки книги, созданные именно для того, чтобы помочь им в подготовке к этому Таинству; но на самом деле встречаются с серьезными проблемами, потому что далеко не всегда такие книги приносят пользу.

Есть среди них очень хорошие. Но в основном в книгах об исповеди человеческая жизнь преподается как сплошной грех, который никак и ни в чем не имеет оправдания.

Новообращенный человек, взяв в руки книгу, написанную о грехе и об исповеди формально, приходит в замешательство, когда видит список грехов, в которых, оказывается, надо каяться, а он их как грех еще для себя не осознает.

Имея плоды нормальной хорошей человеческой жизни — дети, семья, работа, что-то вокруг себя создал: Из подобных книг он узнает, что жил невенчанным, что его любовь оказывается сплошным не доступным пониманию грехом, детей не крестил, добрые поступки, которые совершал для других людей, в своей основе имеют мелкое тщеславие… То есть все, что бы он ни сделал, оказывается подсудно — человек уничтожен, его нет, спасать некого.

В некоторых книгах подобное перечисление грехов доходит до абсурда. В ней подробно перечисляются всевозможные извращения, называются такие грехи, которые непристойно даже произносить.

Для кого это написано? Что же это за христиане, если у них такие грехи? Они и христианами-то называться не могут. Часто в списках грехов не делается разницы между строгой аскезой и образом жизни недавно обращенного человека, хотя многое очевидно недопустимое, скажем, для монаха например, пригласить девушку на вальс вполне может себе позволить верующий мирянин. И если эту книжечку внимательно прочтешь, то обязательно дойдешь до какого-нибудь психического расстройства.

Ясно, что такие вещи могут только поработить человеческое сознание, как это делается в тоталитарных сектах. Подобные книги представляют человека, как сгусток зла, который не может рассчитывать на прощение.

Уничтожая любую возможность осознать себя, как богоподобную личность, они ввергают его в ложное духовное состояние, не дают возможности на что-то опереться и осмыслить свою жизнь в категориях нравственности, совести, своего изначального стремления к добру и справедливости.

Это не вызывает ничего, кроме отчаяния, опустошения и протеста. Человек приходит на исповедь раздавленный, уничтоженный, не имея никакого основания для веры в то, что Бог может его простить. В самой структуре таких книг, в отношении к человеку, как к преступнику, есть что-то инквизиторское. Поэтому надо быть очень осторожным, беря в руки подобного рода труды, иначе можно впасть в отчаяние и вообще отойти от Церкви.

Конечно, встречаются книги более или менее хорошо написанные, но даже книга святителя Игнатия Брянчанинова способна произвести тяжелое впечатление, потому что построена достаточно схематично: Но есть еще и живой человек, который хочет стать другим, который трепещет Господа и который только-только нащупывает к Нему тропинку.

Опоры в Боге у него еще нет, он пришел, чтобы ее найти, и, возможно, не знает, что Господь с любовью смотрит на всякого кающегося грешника, приходящего к Нему.

Вся жизнь человека сопряжена с грехом. Это страшно, но не безысходно. Действительно, наша жизнь есть непрестанный грех перед Богом, но так ли на нас смотрит Господь, как об этом говорят авторы книг об исповеди, где всякая мысль, всякое пожелание представлены, как греховные?

У многих людей да и у меня самого так было после первой исповеди остается очень тяжелое чувство: Вот я приду домой, а отношения там сплошь греховные… На работе — то же самое… Ведь так быстро жизнь нельзя изменить. Нельзя же после исповеди сразу пойти в монастырь… Начать молиться? А я и молитв никаких не знаю… Любить Бога? Это серьезная проблема и большое препятствие для приходящего на исповедь человека. Испугавшись греха, люди теряют вкус к жизни и воспринимают ее, как необходимость спрятаться от греха, от любой ситуации, где можно каким-то образом согрешить, а в конце концов — спрятаться от самой жизни.

Из таких людей собираются целые сообщества христиан, которые боятся жить. Не грешить, а именно жить. Чувствуя свою постоянную зависимость от греха, они боятся делать любое дело, потому что за него придется отвечать.

Испуганный человек ни на что не пособен, не способен он стать и членом Церкви, потому что не может выполнить никакого послушания. А вдруг не выполнит и согрешит? Одна женщина на мой вопрос: Начну молиться — пойдут искушения.

Искушения пойдут, я их не выдержу, согрешу. И многое другое люди не делают из страха согрешить. Эти люди представляют в Церкви достаточно большую массу аморфных, испуганных и забитых прихожан. В нашем поколении таких очень много, иногда они производят впечатление умопомраченных, потому что их боязнь жизни сопряжена с различными фобиями. Боящийся жизни начинает бояться людей, ему кажется, что все вокруг него злые, не так на него смотрят, чего-то от него хотят, а оставшись в вакууме, он становится агрессивным.

Это несчастные люди, которые были напуганы неправильным отношением к исповеди и ко греху. Человек, который любит Бога, не может жить с таким сознанием, потому что любовь изгоняет страх 1Ин.

Если в бездействии нет возможности согрешить, то нет и возможности принести какие-то плоды для Бога. Не отчаивайся, найди в себе отвагу и надежду. В притче о талантах см. Говоря проще, нашим языком, это некая финансовая сделка, может быть, банковская операция, в которой человек должен вложить деньги и получить на них банковский процент. Операция эта достаточно рискованная: Можно все деньги потерять, но ведь можно и что-то приобрести, если поступить правильно.

Раздавая деньги своим рабам, господин понимает, что рискует. Определенная доля риска заложена во всякой финансовой операции. Вложенные средства могут принести прибыль, но могут быть и убытки. В притче не говорится прямо, но можно понять, что господин дает своим рабам право ошибиться, потерять эти деньги. Но он не дает им одного единственного права — эти деньги зарыть.

Вот сознание людей, которые боятся жить и поступать по-христиански. Как же я буду помогать близким или молиться за них… Как же я возьму на себя труд ухаживать за старушкой, а если я не смогу?

Как же потом отвечать перед Господом? Да я лучше вообще ничего делать не буду! Но разве Господь человек жестокий? Отвечая на это, Господь говорит: С нами чаще всего так и бывает: Господь нам дает таланты, а мы их не сохраняем. Таинство исповеди как раз имеет своей целью примирение с Господом человека, который не сохранил свои таланты, не зарыл, а именно не сохранил. Ему дана была возможность их употребить, но он не смог этого сделать по своей глупости, по своей неловкости, по своему неумению, по своему легкомыслию, по какой угодно причине, просто по своей греховности.

Он их растерял, но он их не зарыл. И поэтому он имеет возможность примириться с Богом через исповедь. Но для человека, который зарыл свои таланты, исповедь как Таинство может не состояться, потому что он перед Богом как бы ни в чем не виноват. Внутренний протест против Бога, как против человека жестокого, которого боишься, которого трепещешь только потому, что тебе придется отвечать за свои ошибки, не дает человеку возможности исповедовать свои грехи, даже если он часто приходит на исповедь.

Но вспомним, что говорит Господь Каину перед тем, как тот готовится убить Авеля. Когда Святая Троица творит свободного человека, из этого неизбежно вытекает возможность греха. Господь знает о Своем крестном подвиге, и он мыслится именно как дарование свободы и искупление Богом человека.

Если человек не искупается Богом, то отвечает за свои поступки по закону. Но Господь изначально приносит Себя в жертву за наш грех, и это позволяет нам поступать так, как мы решаем в данный момент. Господь дает нам свободу, а свобода, данная человеку, предполагает ошибки.

Свобода слишком великий дар, его нельзя зарывать. Она делает человека богоподобным. Она дает ему возможность бороться с грехом и приступать к Таинству покаяния. Осознать рабство, почувствовать в грехе свою несвободу может только свободный человек. Грех тем и характерен, что он делает человека рабом, а обладающий рабским сознанием, раболепствующий, живущий в постоянном страхе и унынии человек не может бороться с грехом.

Он будет только бегать от греха, как от бешеной собаки, но грех всегда будет настигать его в каком-то другом месте, как об этом написано у Пушкина:. Если, действительно, грех властвует над нами и мы боимся его, как нашего господина, а себя признаем его рабами, то мы никогда не станем рабами Божиими, грех не даст нам возможности дышать, жить, он нас запугает, как злая собака пугает маленького ребенка, так что он боится выходить из дома.

Но мы можем властвовать над грехом. Одно из тяжелых состояний, которое человек выносит из своей исповеди и духовной жизни — боязнь быть виноватым. Самая главная свобода христианина в том, чтобы не бояться быть виноватым перед Богом. Дети не думают, что они боятся быть виноватыми перед родителями, хотя часто бывают виноваты перед ними. Но они знают, что вина их, какая бы она ни была, все равно будет прощена: И поэтому дети не боятся жить.

Конечно, можно запугать ребенка до такой степени, что он будет бояться своих родителей, но любить их он не будет. Можно бояться Бога, как забитые дети боятся своих жестоких родителей, но это совершенно не спасительно и убийственно для человека. Жить надо безбоязненно, потому что Господь дает нам некую фору. Он прекрасно знает, что мы не можем не грешить, что по своей падшести мы обязательно согрешим в том или в другом.

Но Он нас любит не за то, что мы праведные, а за то, что мы есть. А осуждать — значит сказать: Как часто, глядя на наших ближних, мы думаем, что их греховные поступки и есть сам человек. Но святые отцы учат, что нельзя отождествлять человека с грехом.

И Евангелие дает нам удивительный образ того, как Господь смотрит на человека и как нам надо научиться смотреть на ближнего. В каждом человеке есть свой Иоанн Креститель — это голос его совести, глас Божий, всегда обличающий нашего внутреннего Ирода, который пытается жить против закона Божия.

Удивительно это… Ведь Иоанн Креститель обличал Ирода достаточно грозно. Читая Евангелие, мы слышим, как он называл фарисеев, приходящих креститься на Иордан, порождениями ехиднины, то есть змеиным отродьем см. Примерно так же мог он разговаривать и с Иродом. Представим только, станут ли нас слушать люди, если мы попытаемся говорить с ними в такой манере, особенно если они имеют возможность не слушать нас, а посадить в темницу. Но здесь все выходит совсем по-другому.

Сам Ирод, может быть, этого и не знал, но Иоанн Креститель прекрасно знал, что посадивший его в темницу — сын убийцы его отца. Как должен был говорить Иоанн Креститель с Иродом, чтобы тот с удовольствием его слушал?

Какие слова говорил пророк этому развратному человеку, живущему в открытом прелюбодеянии, творящему вокруг себя только зло и беззаконие, что тот его слушал со сладостью и многое делал по слову его?

Так мог говорить только человек, который не отождествлял Ирода с его грехом, который несмотря ни на что видел в Ироде богоподобную личность, образ и подобие Божие. Очевидно, что только с любовью к Ироду можно было говорить необидно обидные вещи, говорить жестокую правду так, чтобы она доставляла человеку сладость, проникала до глубины его сердца, действовала на его совесть, чтобы заставляла даже Ирода поступать по слову Божию.

Из Евангелия становится совершенно очевидно, что если бы Ирод не уступил Иродиаде, поступил бы по совести, по закону Божию, он стал бы совсем другим человеком, может быть, стал бы мучеником за Христа, святым стал бы… Такое преображение могло бы с ним случиться, потому что образ Божий, хотя и изуродованный, не теряется и даже такой ужасный человек способен ко спасению, к покаянию и исправлению.

Зная это, Иоанн его любил и спасал. И это должен знать каждый кающийся грешник: Грех может быть так близок к человеку, что уродует его, как кожная болезнь, как проказа. Человек в этой проказе — как в панцире. Но это не он. Грех, действительно, можно стряхнуть с себя в один момент. Так мог бы измениться Ирод, нужен. Но он его не сделал. Самое главное, что человек должен знать о грехе и зле, что их нет. Одним шагом можно все изменить: А можно, наоборот, все погубить, как погубил Ирод и себя, и всех вокруг, а потом погубил и Христа.

Лучшее, что можно прочитать, готовясь к исповеди, это евангельские притчи о грешниках. Мне кажется, они должны предварять любую книгу о покаянии. Самое главное, о чем мы должны помнить, когда готовимся к исповеди, это не списки с перечислением наших грехов, а Евангелие, где говорится о любви Христа ко грешникам, о том, как Он обличает праведников, как Он пришел грешников спасти, как Он берет заблудшую овцу на Свои плечи.

Лик Христа, Который милует грешника, Который грешника любит, Который не отождествляет грешника и грех, может убедить человека не бояться жить.

Прежде чем человек идет на исповедь, прежде чем ему взять книжечку с перечислением грехов, он должен прочитать Евангелие и увидеть, как к Господу приходят грешники: Как он с Пилатом разговаривает! Как Он говорит с первосвященниками. С какой любовью Он смотрит на людей, которые Его распинают, плюют в Него, бьют Его по лицу. Если человек это увидит, он не будет бояться жить. Он поймет, что Христос эту жизнь дарует любому человеку, самому ужасному и плохому.

Он почувствует, что Христос вместе с ним, что Христос побеждает этот грех за него. И вот тогда он уже не захочет жить с грехом. Мы все равно останемся грешниками, но это нас не будет пугать, потому что мы знаем, что Господь любит грешников, Он прощает грешников. Но если мы будем грешить по своей воле, то, значит, мы не читали Евангелие, потому что нельзя совместить жизнь в грехе с жизнью в Боге.

Значит, мы будем с грехом бороться. Кто это поймет, тому не будет страшно жить, но ему будет тяжело оставаться прежним, грех будет ему противен, мерзок. Но бояться его он уже не будет, потому что он может его победить.

В каком я стыде! Сокровенное мое не таково, как видимое! Подлинно, у меня только образ благочестия, а не сила его. Пришли два человека в храм помолиться.

И первый ушел осужденным, а второй — оправданным. Так бывает очень часто. Мы приходим в храм, как мытари, а потом почему-то вдруг становимся, как фарисеи. Первый приход человека в храм — решительный, важный… Это приход мытаря, не смевшего возвести глаз к небу. И удивительно, Господь снисходит к такому человеку, возносит его, действительно возвышает до Себя только ради этих слов: Невозможно жить с грехом. Грех — это мука. Грех — это ад. И вот когда человек в таком состоянии приходит к Богу, Господь видит его, милует его, смиренного, и возносит до Себя.

И человек сразу чувствует, что изменился, что жизнь его стала сродни свободе, и он не может не говорить Господу: Пришел человек в храм, стоит, молится, красивый, благообразный, с благородными чертами лица, по виду христианин, оборачивается, а рядом стоит панк с оранжевыми волосами, и человек радуется: И с этого момента приходится признать, что мы перестали двигаться к Богу, потеряли желание Его искать.

Именно в этот момент человек становится фарисеем, когда начинает думать, что он все в своей жизни уже нашел и может в этом состоянии спокойно пребывать, любуясь собой, измеряя свою жизнь своими добрым поступками, своим личным благочестием. Заметьте, именно благочестием, именно праведной жизнью, именно добрыми делами, именно милосердием, постом и молитвой, именно тем, чем определяется наша христианская жизнь. Ведь, действительно, хороший человек пришел в храм, милосердный постник, подвижник.

Пришел, а остался без Бога. Этот образ и нас заставляет задуматься о том, ради чего мы пришли к Богу? О том, почему мы христианами называемся? Где наше место рядом с Ним? Почему наша жизнь не меняется, почему мы остановились и никуда не идем? Но то-то и страшно, что то, что дается человеку как путь, становится для него камнем преткновения. Когда этот путь уже никуда не ведет, когда этот путь является остановкой и определяется не Богом, а самим собой, оказывается, что человек дошел просто до самого себя.

Он собой доволен, он собой удовлетворен, ему больше ничего не надо и некуда больше идти. Страшное фарисейство настигает нас совершенно незаметно для нас самих, когда мы полны желания жить благочестиво, жить в Боге, потому что нам кажется, что все, что мы делали, мы делали для Бога. А Богу этого не надо. Ему не нужны наши дела. Ему не нужны хорошие поступки, делающие нас фарисеями.

Жизнь христианская — это беспрестанный и бесконечный путь к Богу, когда человек ищет Бога, когда ему без Бога плохо, когда он постоянно ощущает свое сиротство, свое несовершенство, действительно находится в состоянии покаяния и постоянного изменения самого себя. И только это состояние глубочайшего сокрушения перед Господом действительно делает нас способными к Нему приобщиться. Только в этом состоянии Господь доводит человека до Себя.

Поэтому мы не боимся быть грешниками. Мы знаем, что мы грешники, нам от этого горько, но нам и радостно, потому что Господь ради грешников в мир пришел, чтобы их спасти. Праведникам не нужен Христос, им и без Него хорошо. А грешникам без Христа деваться некуда. Вернем деньги или вышлем замену. Всегда рады вам помочь Мы на связи каждый день с 9: Доставка и оплата Как сделать заказ Условия возврата товара и гарантии Как экономить в нашем магазине Каталог Войти в Личный кабинет.

Книга об исповеди и покаянии. Книга об исповеди и покаянии Уминский Алексей, протоиерей. Уминский Алексей, протоиерей Издательство: Никея, Москва Год издания: Содержание Предисловие Глава I. Таинства , азы православия , исповедь. О чем говорит Христос. Разговор о Евангелии со священником Алексеем Уминским 0 р. Книга об Иисусе Христе 0 р. Что я хочу от Бога 0 р. Семь слов о заупокойной молитве р. Что я хочу от Церкви. О христианстве и духовном потреблении 0 р.

С Библией в руках по Святой Земле. Богословские заметки русского паломника р. Книга об исповеди и покаянии 0 р. Бог и современный мир. Размышления над страницами Евангелия 0 р. Христианская практика преодоления зла 0 р. Что значит жить в православном Предании р.

Что мешает нам быть с Богом. Школа жизни во Христе для современного человека 0 р. Кто Она для нас?

Categories: Книга

1 2 3 4 5 6